Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2




НазваниеАндрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2
страница6/15
Дата конвертации22.08.2013
Размер2.67 Mb.
ТипПрезентации
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

7. Заваров и Шмель.

Вторник, 17 октября
Артур снял трубку таксофона, быстро стал набирать номер и замер, вспоминая последнюю цифру: «семерка» или «девятка»? Обычно он ошибался и потому, не рассчитывая на память, пользовался записной книжкой, но сейчас ее под рукой не было. Или до сих пор валяется в сейфе кого нибудь из оперов, проводивших у него дома обыск, или спрятана где то у матери, если они удосужились вернуть изъятые вещи. Набрал «семерку», дождался соединения:

— Здравствуйте, Антона позовите, пожалуйста.

— Минуту.

То обстоятельство, что номер удалось вспомнить верно, показалось хорошим знаком. Судьба на его стороне… Или наоборот, заманивает в ловушку?

— Слушаю.

— Шмель? Здорово, братуха! Антон как будто не удивился:

— Ты откуда?

— Из кабинета начальника. Пустил позвонить за косяк анаши. Ты один?

Пауза.

— Я давно один.

Теперь уже Заваров помолчал, стараясь подобрать слова поделикатнее, чтобы не бередить незатянувшуюся рану. Таксофон предупреждающе пискнул, и Артур поторопился опустить в щель двухрублевую монетку.

— Меня отпустили.

— Вчистую?

— Боюсь, что ненадолго. К тебе можно?

— Зачем спрашиваешь? Мог и не звонить.

— Я опасался, что могут быть посторонние.

— Чужие здесь не ходят. Когда тебя ждать?

— Подскажи, сколько времени, а то эти сволочи мне часы не вернули.

— Двадцать двадцать шесть.

— Не хочется твоим соседям глаза мозолить…

Три четверти часа спустя Заваров сошел с автобуса. Рядом с остановкой располагался продовольственный магазин. Несмотря на позднее время, входная дверь была открыта и доносились возбужденные голоса — то ли качал права кто то из покупателей, то ли отмечали конец рабочего дня продавцы. Оказалось — второе. Кроме двух женщин в белых халатах, в зале находились трое мужчин. Один был в камуфляжной форме без знаков различия, другие — в обычных куртках и брюках, заправленных в резиновые сапоги. Все трое держали в руках бутылки пива, на прилавке перед ними белела газета, на которой стояли бутылка и тарелка с немудреной закуской. Увидев лицо мужчины в форме, Заваров обомлел. Он не помнил фамилии, но был уверен, что тот носит звание майора внутренней службы и работает в оперчасти следственного изолятора. В тюрьме им общаться не доводилось. Артур запомнил мента совершенно случайно и полагал, что тот его не знает. Скорее всего, майор здесь живет или приехал в гости, а не находится по долгу службы, ожидая недавнего зека, чтобы заново препроводить его в тюрьму. Но если следователь уже прочухался и успел объявить розыск, как поведет себя этот «кум»? Попробует задержать, рассчитывая на помощь собутыльников или отвернется, сделав вид, что не признал разыскиваемого преступника? Внешний вид майора наталкивал на мысль о первом варианте. Драки Артур не боялся, был уверен, что раскидает всех троих. Лишь бы у мента не оказалось пистолета… Впрочем, и пистолет тому вряд ли поможет. Он ведь не техасский рейнджер, десять раз подумает, прежде чем обнажить ствол и уж тем более осмелиться выстрелить. Нет, «макарка» ситуацию не переломит, но очень хотелось бы выкрутиться без драки. Не из уважения к погонам — после ареста Зава ров утратил последние остатки хорошего отношения к сотрудникам МВД, — а хотя бы для того, чтобы не подставлять Шмеля. Опера наверняка его вычислят и запрессуют так плотно, что небо с овчинку покажется.

Отступать было поздно. Одна из продавщиц повернулась к Артуру, всплеснула руками и недовольно спросила, не из любопытства, а ради скандала:

— Молодой человек, вы что, не видите: у нас закрыто! Господи, да что ж такое! Дай волю, так до самого утра будут шоркаться, ни минуты отдохнуть не дадут.

Вторая продавщица оказалась приветливее:

— Тамара, не гоношись. Я его обслужу. Водочки?

Удобный момент для того, чтобы воспользоваться ситуацией и выскользнуть за дверь был упущен, и Заваров кивнул.

— Какую вам дать?

— А какая получше?

На двух полках, вытянув тонкие синюшные горлышки, стояли поллитровки «Пшеничной» и «Московской» с подозрительными этикетками, бледными и криво наклеенными, пережившими не один разлив.

— Если требуется получше, то и заплатить придется побольше, — торговка указала на литровые бутылки со свежими акцизными марками и голограммами. — Водка «Новая русская», только вчера завезли. Все хвалят! Одну?

— Две. И лимонад какой нибудь.

— Триста пятьдесят. Пакетик нужен?

— Давайте. — Артур старался не обращать внимания на майора и двух мужиков, стоял к ним спиной, искоса наблюдая за их отражениями в мутном оконном стекле, спокойно принял у продавщицы сдачу и мешок с выпивкой, хотел отойти от прилавка, уверенный, что пронесло, когда почувствовал шлепок по локтю.

Цепенея, обернулся. Безразлично бросил:

— А?

Ему протягивали стакан, наполненный до половины:

— На, выпей. У Васьки сын родился.

«Подстава! — мелькнуло в голове. — Хотят мне и вторую руку занять, расслабить пытаются. Только возьму — сразу кинутся. Одному плеснуть водку в глаза, второму засветить между ног…»

Он принял стакан, готовый к отражению атаки, но ничего не произошло. Майор смотрел равнодушно, тот, кого назвали Василием, хлопал глазами в восторге от своего отцовского счастья, третий уже приготовил «томатную кильку», выложенную на корочку хлеба:

— На, закуси.

Водка была тепловатой и откровенно бодяжной. Заваров ее проглотил, не отводя глаз от потенциальных противников. От бутерброда отказался:

— Спасибо. Поздравляю!

Папа Вася расплылся в улыбке. Судя по мимике и координации движений, бухать он начал с утра, причем с утра, скорее всего, позавчерашнего.

Майор смотрел равнодушно.

— До свидания! — Артур, бочком, мимо него протиснулся к двери и как можно спокойнее, подавляя желание сорваться на бег, вышел на улицу и направился к бараку Шмеля, чувствуя, как между лопаток стекает ручеек пота. Одно хорошо — циркуляр о розыске еще не подписан. Или мент так «загудел» вместе с Василием, что несколько дней не появлялся на службе, а потому не в курсе свежих новостей?

Входить в барак он не стал. Подобрался со стороны огородов, запулил камушком в окно Шмеля и принялся ждать, присев на корточки. Занавеска оставалась плотно задернутой, но Артур знал, что бывший однополчанин его уже разглядел и сейчас выйдет на улицу.

Не прошло и минуты, как Антон появился. Артур не стал кидаться навстречу, остался сидеть, глядя на приближающегося друга. На душе стало муторно: за последние месяцы Шмель сильно сдал. Внешне, может, это было и не очень заметно, но чувствовалось, что внутренний стержень утратил прежнюю прочность. Что ж, кто может его осудить — пусть первый бросит камень…

— Здорово, братуха! Они крепко обнялись.

— Пошли в гараже посидим. Потом, когда соседи угомонятся, переберемся в комнату. Или ты жрать хочешь?

— Обедал. — В желудке было пусто, но Заваров не стал признаваться. Из соображений конспирации и чтобы не заставлять друга расходовать продукты, на которые наверняка денег хватало в обрез. — Как нога?

— Хреново. Протез разваливается, а еще трех месяцев его не проносил. Какая падла такое дерьмо может делать? Наши ребята обещали посодействовать, скоро должны поступить импортные, в качестве гуманитарной помощи. Но сколько их привезут? А нуждающихся в десять раз больше… Хорошо, хоть машину выделили. Я раньше не верил, думал, только в новостях по ящику такое показывают. Оказывается, бывает! Когда нога не так болела, я ездил халтурить. На «Оке», конечно, много не зашибешь, но все таки какая никакая, а прибавка к пенсии. Пенсия, мать вашу! Подачка, чтобы не сразу от голода помер, а немного помучился. Им бы попробовать прожить на эти деньги. Небось на один ужин в кабаке тратят больше, чем мне на целый месяц подкидывают. Знаешь, когда мне в школе говорили, что американские пенсионеры вынуждены питаться консервами для собак, я их жалел и ненавидел дядю Сэма. А теперь я им просто завидую…

— Страховку не заплатили?

— Нет, конечно! Сказали: позвоните на следующей неделе. Как будто я не подорвался, а сам себе лапу отрезал, чтобы на фронт не попасть. Пришли… Осторожней, не зацепись головой.

Гараж представлял собой хибару из вагонки, крытую выцветшим толем, и запирался на амбарный замок, укрытый от непогоды коробкой из под кефира.

— Это так, для приличия, — пояснил Шмель, втыкая в скважину ключ. — Могу вообще не закрывать, никто не полезет. Меня здесь уважают…

Машина занимала меньше половины внутреннего пространства. Один угол был завален всяким хламом, во втором осталось место для кое какой мебели. Мягкий стул, две табуретки, тумбочка с оторванной дверцей, маленький столик.

Шмель зажег свет, махнул рукой, приглашая:

— Падай, где нравится.

Артур примостился на табуретке, вытащил водку.

— Ну ни фига себе мы гуляем! — присвистнул Шмель. — Только зачем ты «Новую» взял? В нашем покупал? Там же «Столичная» есть. Стоит в два раза дешевле, а разливают из одной канистры. Небось Тамарка эту дрянь продала?

— Не, другая.

— Тоже хороша! Надо было сказать, что ко мне идешь, они бы тогда нормального бухалова подогнали. Ладно, и это сойдет. Только вот с посудой у меня напряженка…

Отставной прапорщик порылся в тумбочке, достал железную кружку, граненый стакан, армейскую фляжку и небольшую луковицу. Фляжку бросил обратно, луковицу выложил на стол:

— Даже закусон образовался! — Сдул пыль с посуды и занял стул, вытянув в сторону искалеченную ногу. — За встречу?

— За нее, случайную!

— Почему так?

— Сейчас расскажу. Я, брат, в такой детектив попал, что только в книжках бывает. Может, и про меня кто напишет…

— Брось гнать, толкуй по делу. Напишут! Про нас даже некрологов никто не станет сочинять.

— Короче, Шмель, такая ситуевина нарисовалась… Или пан, или пропал, третьего не дано. Другого шанса у меня не будет…

Рассказ Артура занял десять минут. Пока он говорил. Шмель ничем не выражал своего отношения к услышанному и только потом, когда все было сказано, спросил с грустинкой в голосе:

— Отговаривать тебя, я понимаю, бесполезно?

— И не пытайся. Я все решил. Выбора нет.

Или все получится как надо, или… Но за решетку я не вернусь!

— Наливай. Третий…

Тост за погибших выпили молча и стоя. Когда сели, долго молчали, вспоминая каждый свое. Первым заговорил Шмель:

— Я пойду с тобой.

— Не надо, я справлюсь один.

— Тебя кто нибудь должен подстраховать.

— Страховка там не поможет.

— Не доверяешь? Думаешь, коли безногий — так совсем ничего не могу? Только обузой буду?

— Прекрати! Я такого не говорил. Если б не доверял — не приехал.

— Тогда чего прогоняешь?

— Шмель, я много думал об этом. Шансы — пятьдесят на пятьдесят. Если мне повезет, все понятно. Если что то сорвется, ты вряд ли сможешь меня вытащить. Зачем пропадать двоим, когда можно обойтись меньшими потерями? Если я вляпаюсь, они могут отомстить и Светлане. Отыграются на ней без всякого смысла, просто злобу сорвут. Понимаешь? Мне надо быть уверенным, что кто то о ней позаботится. Кроме тебя, никого у меня нет. Да и не справится никто лучше тебя. Понимаешь? Когда я туда пойду, мне надо быть уверенным, что все тылы прикрыты. А если мы спалимся вместе, ее никто не защитит. Она, кстати, вообще не в курсе дела. Я к ней сегодня не заходил и не звонил. Согласись, что я прав.

— Разумно говоришь, но…

— Шмель, война продолжается. Противник другой, но война продолжается. Когда надо было прикрыть отход группы, оставался кто то один. Здесь та же арифметика.

По лицу Шмеля Артур видел, что тот согласен с его доводами. Эмоции бурлили, требовали отправиться на опасное дело вместе с товарищем, но голос разума, привыкшего к четким спецназовским категориям необходимости, целесообразности и достаточности, постепенно брал верх.

Шмель мрачно кивнул:

— Годится. Что от меня надо еще?

— Ствол.

— Найдем. Еще?

— Машину дашь?

— Без вопросов.

— Этого хватит. Пообещай, что никому не скажешь ни слова. Даже Светке…

Шмель усмехнулся и начал разливать водку.

— …Могут нагрянуть менты. У них осталась записная книжка, в ней есть твой телефон. Не знаю, как они работают, но проверить всех знакомых, наверное, должны. Они могут лепить что угодно, но ты должен молчать. Даже если скажут, что мне лучше сдаться самому или еще что то…

— Я в тюрьме, конечно, не сиживал, но за убогого меня считать не надо. Кое что понимаю.

— Прости. Не могу никак от камеры отвыкнуть.

— Со временем пройдет. Даю слово, что не проболтаюсь. За твою удачу?

— За нашу удачу! — подправил тост Артур, и они выпили.

Шмель закусил луковицей, встал. Пошатнулся и, чтобы сохранить равновесие, оперся на стол.

— Не обращай внимание. Я не пьян, это нога подводит.

— Я так и понял.

Прихрамывая, Шмель дошел до двери и выглянул из гаража. Ничего подозрительного не наблюдалось; он вернулся, разворошил свалку барахла в углу напротив стола, поднял одну из досок настила и вытащил из тайника пистолет.

— У меня здесь целый арсенал, — с оттенком гордости сказал бывший прапорщик, обернувшись к Артуру.

— Не боишься?

— Кого мне бояться, ментов? Даже если и найдут, то все равно не посадят. Так что нет, не боюсь. Такая железяка подойдет?

Спрашивая, он ухмыльнулся, поскольку знал ответ заранее. Естественно, подойдет! Во первых, удобная и качественная вещь. Во вторых, многократно опробованная еще там, в Чечне. По живым мишеням стрелять не приходилось, практиковались на муляжах и подручных предметах, но это не могло сказаться на результатах применения пистолета в реальной боевой обстановке.

На тот караван их группа напоролась случайно. Собственно, караван — это сказано громко. «Шестьдесят шестой» «газон», «уазик» и старенький «лэнд крузер», десяток моджахедов с «калашами» и РПТ да двое лиц «некавказской национальности». Как предположил после боя командир — прибалтов. По каким признакам он это определил, сказать было трудно, ибо никаких документов найти не удалось, а спросить было некого, так уж получилось, что в результате скоротечного огневого контакта уничтожили всех. Собственно, захватить бандитов живьем не особо и пытались; задача перед группой стояла совершенно иная. В кузове грузовика нашлись три ящика с оружием. Упаковка была кустарной, но очень добротной. Автоматы, пистолеты Стечкина, в отдельных ячейках — шесть пистолетов «стар» модели БКМ, девятимиллиметровые, с большим количеством боеприпасов. Испанские «сувениры» были тщательно смазаны и обернуты специальной бумагой, обильно обложены ветошью, чтобы исключить риск повреждения прицельных приспособлений при транспортировке.

— Класс! — восхитился тогда Шмель, которому поручили осмотр груза, пока остальные ворочали трупы в поисках документов; тогда же, догадываясь, какая судьба ждет смертоносный груз, он и прикарманил одну из «игрушек».

Ящики с оружием взорвали, использовав тротиловые шашки, обнаруженные в «лэнд крузере». Если командир и заметил исчезновение одного пистолета, то виду не подал и в дальнейшем про это не вспоминал.

Каким образом раненому Шмелю удалось довезти «стар» до дома, Заваров не представлял.

— Держи. Полный магазин, восемь патронов. — Шмель подал пистолет рукояткой вперед. — Но больше их нет. В принципе, «парабеллумовские» можно раздобыть на черном рынке, но это станет в копеечку. Да и времени нет.

— Если не хватит восьми, то не хватит нисколько.

— Дельная мысль. Не разучился пользоваться? Шучу!

— Постараюсь вернуть.

— Главное, сам вернись. А железа у меня хватит еще на маленькую армию.

— Не представляю, как ты все это смог притащить!

— Я же сюда и в отпуск ездил, и в командировки мотался…

— Не было соблазна продать? Извини, дурацкий вопрос. Не надо отвечать…

— Я отвечу. Не было. А теперь наливай…

Из второй бутылки отпили граммов по сто, когда Артур заметил, что Шмель сильно окосел. Речь стала невнятной, голова все ниже клонилась к столу. Правой рукой он попытался отловить недоеденную луковицу, но не поймал, а лишь столкнул под ноги и начал бестолково искать.

— Пошли в дом? По моему, там все уже легли.

— Пошли, — легко согласился Шмель, но, вместо того чтобы встать, предпринял попытку заснуть.

Заваров его растолкал, закинул ватную, но все еще тяжелую руку на свои плечи.

— Бутылки прихвати, — сказал Шмель, открывая глаза, — я завтра допью… А потом сдам.

В лучшие времена Шмель мог в одиночку принять на грудь целый литр и никогда не похмелялся.

Пока добирались до комнаты, он немного очухался. Последние метры преодолел самостоятельно и умудрился ничего не зацепить в заставленном соседским барахлом коридоре, чем приятно удивил Артура, — в какой то момент он ощутил беспокойство, пожалел, что решился доверить безопасность Светланы бывшему сослуживцу. Конечно, он не продаст, но сумеет ли справиться, если дойдет до настоящей драки? Лихая молодость осталась в прошлом; а постоянная депрессия и алкоголь не способствуют поднятию боевого духа и не способствуют сохранению специфических навыков.

В комнате Шмеля горел свет, дверь была приоткрыта.

— Не обращай внимания, у меня всегда так, — сказал он, пытаясь вписаться в проем. Не вписался, задел плечом правый косяк и матюгнулся. Потом зачем то добавил:

— Все пропьем, но флот не опозорим, — и бухнулся на диван.

Увидев фотографии, Заваров подошел к столу.

Черно белая, где он обнимался со здоровым еще Шмелем, стояла и у него дома. Машинально он стряхнул пыль с пластмассовой рамки, печально вздохнул и присмотрелся к другой карточке, которую прежде не видел.

Шмель и Наталья. Одна из тех двух молодых прокурорш, которые приезжали их допросить по поводу трупов «невинных» чеченцев. Та самая, с которой Шмель провел ночь перед выходом на роковое задание. Она потом сама отыскала его в госпитале, хотя никто из ребят ее не видел и, соответственно, не мог рассказать о случившемся. Сама нашла. Может, услышала от кого то стороны, а может, почувствовала.

— Мы разбежались, — сказал Шмель пьяным голосом. — Зачем молодой и красивой девке инвалид? Ни денег, ни здоровья, ни работы. Только грошовая пенсия и эта вонючая конура.

Заваров был не в курсе подробностей. Раньше ему казалось неуместным задавать такие вопросы. Сейчас он спросил:

— Она сама ушла?

— Нет. Я ее выставил. Зачем портить ей жизнь? Она уходить не хотела, но я… В общем, сначала стал вести себя как полная свинья, изводил специально, ко всякой ерунде придирался. Потом сказал, что больше не люблю, и выставил за порог.

— Она вернется…

— Если вернется, я не пущу. На х… нужно…

Окончания фразы было не разобрать. Когда Заваров обернулся. Шмель лежал с закрытыми глазами. Во сне он вздрагивал и чему то улыбался.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconАнна Литвинова, Сергей Литвинов Проигравший получает все ocr leo’s Library
Андрей винит бывшего друга. Он вынашивает мысли о мести, мечтая одним ударом и отплатить обидчику, и разбогатеть. К исполнению хитроумного...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconКафедра гражданского процессуального и предпринимательского права преподавательский состав кафедры: Зав кафедрой
Владимировна Меденцева, Владимир Анатольевич Свиридов, Татьяна Алексеевна Дерюшкина, Рамиль Закяриевич Юсупов, Андрей Владимирович...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconНелегкая это охота! Анатолий суворов*
И хотя охота на волка представляет огромный экономический и спортивный интерес для охотничьего хозяйства, а многие уникальные ее...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconМоскаленко Сергей Павлович Синдяев Денис Аркадьевич Смирнов Максим Владимирович Шаталов Андрей Юрьевич Факультет 1 1 На основании Федерального закон
Выдержавших вступительные испытания в соответствии с п п. 10 11 Правил приема на первый курс в ргупс для получения высшего профессионального...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconЛитература александров В. Г., Майоров А. В., Потюков Н. П. Авиационный технический справочник. М.: Транспорт, 1975
Александров В. Г., Майоров А. В., Потюков Н. П. Авиационный технический справочник. М.: Транспорт, 1975
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconСергей Антонов Темные туннели Вселенная Метро 2033 – 2 Сергей Антонов
Сергей Антонов возвращает нас в настоящее «Метро 2033» – таинственное, полное неожиданностей и опасностей, проникнутое духом безысходности....
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconАндрей Дмитриевич Линде, Стэнфордский университет (сша), профессор
Андрей Дмитриевич Линде. 10 июня 2007 года, Москва, фиан (фото: фонд «Династия»)
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconЧистяков Андрей Дмитриевич
Теория долгосрочного прогнозирования общей структуры сельхозмашин: Автореф дис д-ра техн наук: 05. 20. 04 / Чистяков Андрей Дмитриевич....
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconК 175-летию Д. И. Менделеева
В. Г. Добржанский, А. В. Голуб, В. А. Авраменко, В. Ю. Майоров, В. И. Сергиенко. Гидротермальная технология переработки кубовых остатков...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconКроссворды для учащихся к проекту «Мое Человечество»
Ответы: племя. Охота. Шкура. Африка. Ключевое слово: первобытный мир
Разместите кнопку на своём сайте:
kurs.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kurs.znate.ru 2012
обратиться к администрации
kurs.znate.ru
Главная страница