Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2




НазваниеАндрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2
страница5/15
Дата конвертации22.08.2013
Размер2.67 Mb.
ТипПрезентации
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

6. Акулов и Волгин.

Четверг, 19 октября
— Стало быть, ты веришь, что Светлану именно похитили?

— Верю, Серега, верю. Хотя Валентина Максимовна чего то и не договаривает. Может, и не похитили, а сама с кем то ушла. Но определенно там была ситуация, при которой она не могла отказаться.

— Приехали.

Волгин до сих пор помнил, как оказался на улице Заповедной впервые. Больше десяти лет прошло с тех пор, а ничего здесь и не изменилось. Если и изменилось, то в худшую сторону. Больше стало брошенных домов, те, что уже тогда были нежилыми, развалились окончательно. Замерли некогда начатые стройки, теперь уже и не разберешь, кто и что именно пытался отстроить. Тихо умирали площадки и опытные производства известных, с громкими названиями, научных учреждений, основные корпуса которых располагались в деловой части города. Подрастающее поколение выбрало Его Величество Героин. Парни, временами воюя с бомжами и алкоголиками за сферы влияния, воровали цветной металл, коего до сих пор можно было насобирать в окрестностях изрядное количество. Девушки, чтобы заработать на дозу, ездили путанить под фонарями на ближайшую к этим полудиким местам оживленную городскую улицу. С высоты птичьего полета — Волгин, правда, мог судить об этом только по карте, улица представляла собой три асфальтированных отрезка, неизвестно кем и когда проложенных посреди леса, соединенных между собой и с более обжитыми местами запутанными грунтовками. Кто то говорил, что некогда в этих местах располагалась деревня, и отдельные ее элементы, вроде заброшенной молочной фермы, существовали до сих пор.

— Ох, раздербанят мне тачку, — пожаловался Сергей, запирая дверь «ауди».

— Рано еще, все местные спят.

— Рано? Уже четверть девятого! Здешние аборигены уже давно в поте лица делают свой маленький бизнес.

Антон Шмелев, адрес которого Акулов правдами и неправдами выжал из матери Светы, проживал в квартире № 1 двухэтажного дома с облупившимся фасадом и деревянными лестницами. Насколько Волгин разбирался в архитектуре, здание было возведено пленными немцами после Великой Отечественной войны, скорее всего — как временное жилище, барак, и с тех пор ни разу не ремонтировалось. Вход в дом осуществлялся с торца, дверь отсутствовала, так что прямо со двора, отодвинув протертую занавеску, можно было шагнуть в коридор, по обе стороны которого асимметрично располагались комнаты. В самом начале коридора, по левую руку, была устроена большая коммунальная кухня с множеством двухконфорочных газовых плит, ржавых раковин и шкафчиков для посуды. Немолодая женщина в стеганом халате, варившая что то в помятой кастрюльке, окинула оперативников безразличным взглядом и отвернулась, не ответив на приветствие Волгина.

Он повторил:

— Доброе утро!

Она пожала плечами и продолжала помешивать ложкой в кастрюле. Сергей, знаком предложив Акулову поискать пока нужную комнату, прошел на кухню:

— Мы к Шмелеву приехали. Не знаете, у себя он?

— А где ж ему быть?

— Мало ли, на работу ушел или еще по каким то делам. Никто у него сейчас не гостит? Должен был еще один наш товарищ заехать…

— Понятия не имею.

Пока Сергей безуспешно пытался разговорить соседку, Акулов вычислил жилище Шмелева и приметил не слишком изящный, но порой довольно эффективный способ добывания информации, выразившийся в поочередном прикладывании уха и глаза к замочной скважине.

— Не боишься, что он тебя, как отец Федор — Остапа Бендера, остро отточенным карандашом ткнет? — спросил Волгин шепотом.

— Не боюсь. Я сперва ладонью прикрылся.

— Ну и как результат?

— Шевелится кто то. И радио играет. Пошли?

— Пошли. Только ухо сначала вытри. Ты в краске испачкался.

— Сильно?

— Заметно. Если не приглядываться, то похоже, что ты покраснел от стыда.

— Пошел ты…

— Так я и не отказываюсь. Стучи.

Акулов постучал, и почти сразу низкий мужской голос отозвался:

— Да! Незаперто!

В комнате площадью около пятнадцати квадратных метров было не повернуться. Между тяжеловесной старинной мебелью — платяной шкаф, комод без ящиков, этажерка с одной стороны, и диван, письменный стол и кресло с другой, — пролегал узкий проход от двери до подставки с цветочными горшками перед единственным окном. На кресле была свалена одежда, к углу стола прикручена ни маленькие тиски с зажатой металлической деталью, рядом с тисками, на газете, лежали напильники и молоток; еще одна газета была постелена на полу, очевидно, для сбора опилок. Тихо бормотал динамик, подсоединенный к старенькой автомагнитоле с линейной шкалой и отломанными ручками настройки.

На диване, выпрямив правую ногу, сидел широкоплечий мужчина лет тридцати пяти, в застиранной тельняшке и «тренировочных» штанах из синего трикотажа. В углу рта у мужчины была зажата сигарета без фильтра, левой рукой он держал консервную банку, используемую вместо пепельницы.

— Антон Иванович?

— А вы кто будете?

— Мы будем из милиции.

Волгин показал служебное удостоверение. Акулов обозначил движение к нагрудному карману, рассчитывая, что хозяин комнаты, как обычно бывает в таких ситуациях, удовлетворится одним документом и махнет рукой: «Верю, довольно формальностей!», но хозяин не удовлетворился, не махнул, напротив, продолжал ждать, нахмурив широкие черные брови, и пришлось доставать свою ксиву. Пуговица зацепилась за нитку, и клапан кармана не желал открываться, так что вынужденная пауза затянулась.

— Антон Иванович Шмелев, — подтвердил наконец жилец и, не предлагая операм сесть и не вставая с дивана сам, задал вполне традиционный вопрос: — Что то случилось?

— У нас есть несколько вопросов.

— Ко мне?

— Именно. Нас интересует Заваров.

— Хм…— Шмелев хотел затянуться, обнаружил, что сигарета погасла, и неторопливо прикурил ее, чиркнув спичкой о ноготь указательного пальца.

— Хм… А что, собственно говоря, вы от меня хотите услышать? К той истории, за которую вы его посадили, я никакого отношения не имею. К сожалению, не имею. Потому что будь я там — эти обезьяны не отделались бы парой ссадин. Но меня там не было, а Артур теперь сидит. Чем же я могу теперь помочь… Артуру? Если честно, то помогать вам у меня нет ни малейшего желания.

— Сажали его не мы, — сказал Акулов, — и нашего мнения при его аресте не спрашивали.

— А если б спросили, то вы были бы против?

Чувствовалось, что переубедить Шмелева если и возможно, то крайне непросто и уж во всяком случае потратить на это придется гораздо больше времени, чем могли себе позволить Акулов и Волгин. Тем не менее. Андрей решил попытаться:

— Насколько нам известно, вы, Антон Иванович, самый близкий друг Артура. Возможно, единственный друг. Поэтому, скорее всего, он вам рассказывал не только о драке, но и том, как в августе мы с ним общались по этому поводу. Был разговор?

— Что то такое припоминаю.

— Это именно мы с коллегой его тогда задержали и имели все основания и возможности для того, чтобы посадить. Имели, но не сделали. Вопрос: почему мы так поступили?

— Это вы у меня спрашиваете? Интересное кино получается! Мне то откуда знать?

— Попробуйте догадаться.

— И пытаться не стану! Артур вам поверил — и чем все закончилось? Я ему тогда еще говорил: уезжай. Вали из города, вали как можно дальше. Если есть где обосноваться — сиди там и не высовывайся, работу, если руки и ноги целы, всегда себе сыщешь. В крайнем случае вернешься, когда здесь все успокоится. Отпустили! Откуда я знаю, почему отпустили? Выходной день у вас был тогда, воскресенье, кажется, — может, не смогли какую нибудь бумажку важную подписать, начальника не нашли, или штампулька оказалась у секретарши заперта, вот и пришлось отпускать.

— Да какая, к чертям, штампулька, Антон Иванович?

— Понятия не имею. Я вашей кухни не знаю и знать не хочу. Вон, ящик посмотришь, — Шмелев кивнул на комод, где, как , показалось Волгину по отпечаткам на пыльной поверхности, еще не так давно стоял какой то телевизор, — …и так все здорово, так славно получается! Особенно в киношках всяких, в сериалах. Не менты, а просто ангелы. Разве что пьют иногда. А по жизни?

— А по жизни они все разные.

— Ага, разные. Есть буйные, есть грязные…

— Я Высоцкого тоже люблю, но цитата из песни про психушку сейчас неуместна. Между прочим, я в армии служил и про наших прапоров много чего могу порассказать…

— Что?! — Шмелев привстал с дивана, закусив сигарету так, что она, изогнувшись, чуть не прижгла ему нос.

Акулов указал на одну из разнокалиберных фотографий, стоявших в рамочках на письменном столе:

— Можно поближе взглянуть? — Не дожидаясь ответа, взял снимок в руки, повертел, рассматривая под разными углами к свету. — В моей части они служили по хозяйственной линии и прославились только тем, что разворовали все хранилища.

На карточке Шмелев был запечатлен в парадной форме ВДВ с погонами старшего прапорщика. Гордый разворот плеч, уверенный взгляд. То ли фотограф попался удачный, то ли Шмелев в те годы смотрелся действительно так, но получился не снимок на память, а обложка журнала «Советский воин». Или, если обратиться к современным реалиям — ежемесячника «Солдат удачи». Ни малейшей ассоциации с начальниками складов и столовых, которых навидался Акулов в своем заштатном гарнизоне на окраине КЗакВО 5.

— Да ты с кем меня мешаешь? — спросил Шмелев тоном, не предвещающим ничего хорошего, и прищурил глаза; сквозь нынешний затрапезный облик проступили черты прежнего бесстрашного парашютиста, прошедшего две чеченских кампании, где довелось участвовать в десятках разведывательных операций, — Ты что несешь, парень?

— Я, Антон Иваньгч, ничего не несу, а всего лишь пытаюсь объясниться. Мы не враги Артуру. Один раз мы это доказали, хотя я не вижу причины, по которой должен кому то что то доказывать. Мы не хотим ему зла. Его выпустили из тюрьмы, и я уверен, что вы об этом знаете. Он вляпался в очень плохую историю, и чем быстрее мы с ним сможем поговорить, тем для него будет лучше. Здесь у нас, простите, не война, и десантные навыки далеко не всегда помогут разобраться в ситуации.

— Вы, значит, поможете? — Так же внезапно, как завелся, Шмелев снизил тон и теперь говорил спокойно, только старался добавить в голос сарказма: — Вот так вот запросто поговорите — и поможете? Сначала поможете, а после — посадите. Так, да? Нет уж, ребята. Он себе сам поможет, если вы не станете мешать. Лучше синица в руке, чем журавль в каком нибудь другом месте…

Разговор продолжался, Акулов пытался что то объяснить Шмелеву, но Волгин уже понял, что результата они не добьются. Оно, конечно, верно, и отрицательный итог — тоже итог, но… Пропуская мимо ушей фразы, которыми напарник обменивался с бывшим десантником, Сергей стоял и рассматривал фотографии.

Кроме той, что брал в руки Акулов, были еще две. Черно белая, поменьше размером, и стандартная «кодаковская», неестественно яркая, нарядная, жизнелюбивая.

На маленькой были запечатлены Шмелев и Заваров. Скорее всего, снимок сделали в Чечне. Основным фоном служил борт БТР, на заднем плане угадывались очертания каких то развалин и фигурки солдат, «пойманных» в движении. Двое тащили продолговатый и, наверное, тяжелый ящик, что делали остальные, было не разобрать; Артур и Антон стояли, обнявшись, улыбались в объектив. Рукава камуфляжных курток закатаны, карманы разгрузочных жилетов оттягивает боезапас, прапорщик в левой руке удерживает РПК, сержант упер в полусогнутый локоть приклад автомата. Улыбаются, как будто не на войне находятся, а только что отыграли в пейнтбол, с блеском разгромив команду соперников, и теперь ждут шашлыков, чтобы под водочку достойно завершить удачно сложившийся день.

Цветная карточка увековечила Шмелева и какую то миловидную девушку. Он был в гражданском костюме, казавшемся ему тесноватым, и сидел на стуле, неестественно выпрямив правую ногу. Девушка стояла рядом, положив левую руку ему на плечо. Волгин наклонился ближе, рассматривая детали. На ней были расстегнутый мундирчик с погонами старшего лейтенанта и форменная юбка. Насколько Волгин разбирался в эмблемах и нашивках — военная юстиция. Выражение лица у девушки было напряженным. Родственница? Близкая подруга? Жена? Волгину казалось очевидным, что жилища Шмелева женская рука не касалась очень давно. Если вообще касалась когда то.

— Интересно? — услышал Сергей вопрос хозяина и повернулся. — Говорю, интересно? Фотки пришли посмотреть?

Прежде чем Волгин ответил, Андрей взял его за локоть и потянул к двери:

— Пошли. Здесь нам больше делать нечего. Антон Иванович сейчас не в состоянии слушать других. Ему хочется сидеть и упиваться собственной правотой. Ему не до нас. Суровые мужчины в голубых беретах слишком круты, чтобы обращать внимание на каких то ментов, которым ночью больше нечем заняться, кроме как шарахаться по всему городу в поисках еще одного крутого, очень сурового и до невозможности самостоятельного мужчины. До свидания, Антон Иванович. Не говорю: прощайте, потому что чувствую — нам еще придется повстречаться. Как бы не оказалось поздно.

— Я же сказал: если хотите Артуру помочь, не мешайте.

— Антон Иваныч, а он вас со Светой знакомил? Я думаю, даже если не успел познакомить, то наверняка о ней рассказывал. Хорошая девушка, правда? Несколько часов назад ее похитили.

— Что? — Шмелев напрягся, вглядываясь в лицо Андрея.

— Украли.

— Врешь!

— Да Бог с вами, Антон… Иваныч. Если бы я хотел соврать, то сочинил бы что нибудь поинтересней. Придумал бы историю, которая не так легко проверяется, но ошарашивает не менее сильно. Что мешает позвонить Валентине Максимовне и узнать все подробности? Не хотите воспользоваться телефоном? Нет? Стало быть, верите. Не надо напоминать, что иногда происходит с молоденькими симпатичными девушками, когда они попадают к злым недобрым дядям? И мне про это думать не хочется. А время идет… Где Заваров? Ее похитили, чтобы добраться до него. Сомневаюсь, что он сумеет справиться в одиночку. Куда он влез? Из за него уже убили одного и ранили второго сотрудников милиции. Кто следующий? Светлана?

— Я понятия не имею, где он! Думал — в тюрьме сидит. — Шмелев пытался посмотреть с вызовом, но первым не выдержал и отвел глаза от Акулова.

— Нехорошо врать, — сказал Андрей. — А особенно нехорошо врать в тех ситуациях, когда вранье очевидно. Он приходил сюда. Скорее всего, сразу после освобождения. Не домой отправился, не к Свете — сюда. Значит, уже тогда у него был какой то план. Что то очень авантюрное. Что то такое, что нарушает не только Уголовный кодекс — иначе он бы не прятался, переночевал спокойно дома, — а и всякие другие «понятия». Бандитские, воровские — пока не так важно. Пять к одному, что связано это с деньгами. Он что, на «общак» замахнулся?

— Не был он здесь, — безнадежно возразил Шмелев, глядя в сторону. Обхватив себя за плечи, он раскачивался на диване, что то напряженно обдумывая.

— Да ладно! Мы ведь не поленимся, поговорим со всеми соседями. Кто то должен был его заметить, даже если Артур заявился поздней ночью. Он принес водку. — Акулов указал на пластмассовый ящик со стеклотарой, задвинутый под письменный стол; среди бледных, с длинными горлышками поллитровок «Столичной» затесались два литровых «пузыря» с замысловатыми этикетками. — Серега, в этих краях только один лабаз? Готов поспорить, что выбор напитков там невелик и такие «литрухи» не продаются. Скорее всего, Артур притаранил угощение из города. А если и продаются, то Заварова легко опознают. Наверняка он был единственным покупателем, кто выложил двойную цену за «те же яйца, вид с другого бока» — разливают из одной канистры, что «Столичную», что эту «новорусскую»… Выпили, вспомнили прошлое. Я не случайно фотографию со стола брал. На всем метровый слой пыли, а ее недавно кто то трогал. Что, эксперта надо звать, чтобы он «пальчики» Заварова с рамки снимал? Куда он направился, Шмелев?

— Понятия не имею.

— Шмелев, ты сейчас единственный, кто может помочь. Не нам — Артуру. Мы то как нибудь выкрутимся. Подумаешь, не справились с заданием! Один черт, премий нам сто лет не выписывают. Мы перетопчемся, а он жизнью рискует. Добро бы своей — хозяин, что называется, барин. Так ведь не своей, девчонку молодую подставил. Правильно это?

— Никого он не подставлял! — выкрикнул Шмелев, и Волгину показалось, что он сейчас кинется на них с кулаками. — И я ничего не знаю. Поняли вы? Ничего!

Акулов посмотрел на него грустно и молча.

Потом вздохнул:

— Был бы ты, Шмелев, другим человеком — и мы бы говорили с тобой по другому. Добились бы правды, можешь не сомневаться. Но с тобой мы говорить так не станем. Что ж… На нет и суда нет. Смотри не промахнись. Не бери грех на душу: захочешь рассказать — а будет уже поздно.

— Если бы ты знал, сколько грехов у меня уже лежит на душе.

— Как бы этот грех не перевесил все остальные…
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconАнна Литвинова, Сергей Литвинов Проигравший получает все ocr leo’s Library
Андрей винит бывшего друга. Он вынашивает мысли о мести, мечтая одним ударом и отплатить обидчику, и разбогатеть. К исполнению хитроумного...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconКафедра гражданского процессуального и предпринимательского права преподавательский состав кафедры: Зав кафедрой
Владимировна Меденцева, Владимир Анатольевич Свиридов, Татьяна Алексеевна Дерюшкина, Рамиль Закяриевич Юсупов, Андрей Владимирович...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconНелегкая это охота! Анатолий суворов*
И хотя охота на волка представляет огромный экономический и спортивный интерес для охотничьего хозяйства, а многие уникальные ее...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconМоскаленко Сергей Павлович Синдяев Денис Аркадьевич Смирнов Максим Владимирович Шаталов Андрей Юрьевич Факультет 1 1 На основании Федерального закон
Выдержавших вступительные испытания в соответствии с п п. 10 11 Правил приема на первый курс в ргупс для получения высшего профессионального...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconЛитература александров В. Г., Майоров А. В., Потюков Н. П. Авиационный технический справочник. М.: Транспорт, 1975
Александров В. Г., Майоров А. В., Потюков Н. П. Авиационный технический справочник. М.: Транспорт, 1975
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconСергей Антонов Темные туннели Вселенная Метро 2033 – 2 Сергей Антонов
Сергей Антонов возвращает нас в настоящее «Метро 2033» – таинственное, полное неожиданностей и опасностей, проникнутое духом безысходности....
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconАндрей Дмитриевич Линде, Стэнфордский университет (сша), профессор
Андрей Дмитриевич Линде. 10 июня 2007 года, Москва, фиан (фото: фонд «Династия»)
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconЧистяков Андрей Дмитриевич
Теория долгосрочного прогнозирования общей структуры сельхозмашин: Автореф дис д-ра техн наук: 05. 20. 04 / Чистяков Андрей Дмитриевич....
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconК 175-летию Д. И. Менделеева
В. Г. Добржанский, А. В. Голуб, В. А. Авраменко, В. Ю. Майоров, В. И. Сергиенко. Гидротермальная технология переработки кубовых остатков...
Андрей Кивинов, Сергей Майоров Охота на Санитара Акула – 2 iconКроссворды для учащихся к проекту «Мое Человечество»
Ответы: племя. Охота. Шкура. Африка. Ключевое слово: первобытный мир
Разместите кнопку на своём сайте:
kurs.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kurs.znate.ru 2012
обратиться к администрации
kurs.znate.ru
Главная страница