Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма»




НазваниеАксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма»
страница2/20
Дата конвертации25.07.2013
Размер3.53 Mb.
ТипПрезентации
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Литература

Винокур Т.Г. Речевой портрет современного человека // Человек в системе наук. М., 1989.

Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь (Collins). Т.2. М., 1999.

Дмитриева О.А. Коммуникативный типаж «казак» // Интенсивное обучение иностранным языкам: проблемы методики и лингвистики. Вып.2. Волгоград, 2004.

Елина Е.А. Социолингвистический аспект речи персонажей-военных (на материале русской прозы XIX – начала XX веков): Автореф. дис. канд. филол. наук. Саратов, 1997.

Ерофеева Т.И. Речевой портрет говорящего // Языковой облик уральского города. Свердловск, 1990.

Иванцова Е.В. Феномен диалектной языковой личности. Томск, 2002.

Ивушкина Т.А. Язык английской аристократии: социально-исторический аспект. Волгоград, 1997.

Карасик В.И. Язык социального статуса. М., 1992.

Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002.

Карасик В.И. Американский супермен как коммуникативный типаж // Интенсивное обучение иностранным языкам: проблемы методики и лингвистики. Вып.2. Волгоград, 2004.

Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

Кормилицына М.А. // Языковая личность В.В. Виноградова в его письмах к жене // Вопросы стилистики. Вып.26. Саратов, 1996.

Костецкая А.Г. Социолингвистические характеристики речи образованной молодежи Великобритании и США: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 2001.

Кочеткова Т.В. Языковая личность в лекционном тексте. Саратов, 1998.

Красных В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? М., 2003.

Крысин Л.П. Современный русский интеллигент: попытка речевого портрета // Русский язык в научном освещении. 2001. № 1.

Лютикова В.Д. Словарь диалектной личности. Тюмень, 2000.

Мищенко М.В. Образ ковбоя в американской культуре // Интенсивное обучение иностранным языкам: проблемы методики и лингвистики. Вып.2. Волгоград, 2004.

Нерознак В.П. Лингвистическая персонология: к определению статуса дисциплины // Сб. науч. тр. Моск. гос. лингв. ун-та. Вып. 426. Язык. Поэтика. Перевод. М., 1996.

Николаева Т.М. «Социолингвистический портрет» и методы его описания // Русский язык и современность: Проблемы и перспективы развития русистики: Доклады Всесоюзной научной конференции. Ч.2. М., 1991.

Олянич А.В. Презентационная теория дискурса. Волгоград, 2004.

Парсамова В.Я. Языковая личность ученого в эпистолярных текстах (на материале писем Ю.М.Лотмана): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Саратов, 2004.

Почепцов Г.Г. Имиджелогия. М., 2000.

Пропп В.Я Морфология сказки. Л., 1928.

Ребер А. Большой толковый психологический словарь (Penguin). Т.2. М., 2000.

Сиротинина О.Б. Речь отдельных журналистов в газете «Известия» // Проблемы речевой коммуникации. Вып.2. Саратов, 2003.

Тарасов Е.Ф. К построению теории речевой коммуникации // Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф., Шахнарович А.М. Теоретические и прикладные проблемы речевого общения. М., 1979.

Тарасова И.А. Идиостиль Георгия Иванова: когнитивный аспект. Саратов, 2003.

Тимофеев В.П. Диалектный словарь личности. Шадринск, 1971.

Фарино Е. Введение в литературоведение. СПб., 2004.

Черняк В.Д. Наброски к портрету маргинальной языковой личности. Русский текст. №2. СПб., 1994.

Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М., 1969.

Ярмахова Е.А. Коммуникативный типаж «чудак» в английской лингвокультуре // Интенсивное обучение иностранным языкам: проблемы методики и лингвистики. Вып.2. Волгоград, 2004.

Bernstein B. Social Class, Language and Socialization // Language and Social Context: Selected Readings. Harmondsworth, 1979.

Triandis H.C. Culture and social behavior. New York, 1994.

В.И. Карасик (Волгоград)

ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ТИПАЖ

«РУССКИЙ ИНТЕЛЛИГЕНТ»
В ряду типажей русской культуры особое место занимает типаж «интеллигент». По поводу этого типажа постоянно ведутся споры в художественной и публицистической отечественной литературе. Отношение к интеллигенции и ее представителям в России всегда было эмоционально маркированным – от признания этой большой и весьма разнородной социальной группы хранителями культуры до обвинения интеллигентов во всех бедах, происходящих со страной. Принято считать, что интеллигент как типаж является этноспецифичным концептом – этот концепт свойствен только русской культуре. В лингвистике, точнее, в социолингвистике и прагмалингвистике, выполнен ряд исследований, посвященных изучению речи представителей разных профессиональных групп образованной части населения (учителя, врачи, адвокаты, журналисты, профессора, актеры, офицеры и др.) (Багдасарян, 2005; Бейлинсон, 2001; Варнавских, 2004; Елина, 1997; Каратанова, 2003; Кормилицына, 1996; Коротеева, 1999; Кочеткова, 1998; Парсамова, 2004; Сиротинина, 2003; Тарасова, 2003). Детальное речевое портретирование современного русского интеллигента выполнено Л.П. Крысиным (2001). Подробное описание отношения к интеллигентам и интеллигентности в России приводится в статье Н.Л.Гоголицыной (Gogolitsyna, 2002).

Лингвокультурное моделирование данного типажа представляется интересным по следующим соображениям:

1) образные и понятийные характеристики интеллигентов часто представлены в упрощенном и искаженном виде, и поэтому специальный лингвокультурный анализ даст возможность увидеть реальную картину осмысления данного лингвокультурного типажа в собственной культуре;

2) этот типаж характеризуется четко определенными ориентирами поведения, которые в известной мере являются направляющими для общества в целом, при этом систематического описания ценностных ориентиров интеллигента в коллективном языковом сознании еще не проводилось;

3) этот типаж в течение длительного времени был идеологически маркирован, в современном российском сознании в новых социально-политических условиях самоощущение интеллигентов и отношение к ним со стороны других групп населения претерпело определенные изменения, которые еще не осмыслены в лингвокультурном ключе.

Моделирование любого лингвокультурного типажа основано на признании неоднородности социальной группы, которая является объектом социолингвистического и лингвокультурологического анализа, на возможности противоречивых признаков и амбивалентного отношения к ним в обществе, на понимании изменчивости как базовых, так и сопутствующих характеристик этого типажа при сохранении его самотождественности (Крысин, 2001).

В данной работе моделирование лингвокультурного типажа строится по следующему плану: 1) дается описание понятийного содержания рассматриваемого концепта, анализируются важнейшие имена концепта в их системных связях, включая родовидовые и оппозитивные отношения, раскрывается мотивация признаков, составляющих концепт «интеллигент», 2) определяются ассоциативные признаки рассматриваемого типажа в индивидуальном языковом сознании, установленные в результате анализа коротких текстов, составленных информантами, контекстуальных фрагментов и ассоциативных реакций носителей современной русской лингвокультуры; 3) выявляются оценочные характеристики данного типажа в самопредставлении и в представлении других социальных групп на основании анализа оценочных суждений в виде афоризмов и текстовых фрагментов.

Известно, что метаязыковая функция языка в определенной мере усложняет описание языка, есть опасность смешения предмета и инструмента исследования. Аналогичным образом изучение того типажа, к которому относится сам исследователь, требует постоянной рефлексии, направленной на получение объективной информации о действительности. Вместе с тем следует подчеркнуть, что рассматривая проблемы социолингвистики, исследователь так или иначе занимает определенную оценочную позицию, и в этом плане имеет право эту позицию явно обозначить. Этот тезис, четко сформулированный Р.Водак в качестве методологического основания критического анализа дискурса, принят в качестве аксиомы в данной работе (Водак, 1997, с.9).

Изучение типажа «русский интеллигент» является составной частью лингвокультурного исследования типажей, теоретические основания такого исследования излагаются в статье В.И. Карасика, О.А. Дмитриевой (2005), описания отдельных лингвокультурных типажей (английский рыцарь, английский чудак, английский сноб, английский колониальный служащий, американский супермен, американский ковбой, русский офицер, русский чиновник, русский казак, французский буржуа, немецкая домохозяйка и др.) приводятся в работах Е.Ю. Скачко (2005), Е.А. Ярмаховой (2004), А.Ю. Коровиной (2005), В.В. Деревянской (2005), В.И. Карасика (2004), В.М. Радван (2005), М.В. Мищенко (2004, 2005), Е.А. Елиной (2005), В.В. Катерминой (2005), О.А. Дмитриевой (2004, 2005), О.В. Комбаровой (2005).

Вопросы о сущности интеллигенции как особой группы людей и интеллигентности как качества личности постоянно волнуют людей, которые считают себя интеллигентами. Выработанные в философии, социологии, культурологии и публицистике идеи, связанные с концептом «русский интеллигент», можно вкратце изложить следующим образом.

Группа или класс интеллектуалов возникает неизбежно в результате разделения труда и выполняет необходимые в обществе функции сохранения традиций и выработки новых знаний, эти функции могут вступать во взаимное противоречие, и тогда носители знания становятся либо догматиками, либо оторванными от жизни идеалистами (Марков, 2001; Смотрицкий, 2001).

Существуют два основных понимания концепта «интеллигенция»: социологический (люди умственного труда) и этический (люди с обостренным ощущением ответственности за культуру), первое понимание распространяется на различные страны, второе свойственно только России, хотя есть публикации, авторы которых оспаривают сугубо российское этическое понимание интеллигентности. Социологические исследования показывают, что этическое понимание интеллигенции постепенно теряет свою значимость в сознании носителей современной русской культуры (Латова, 2005; Петрова, 2001; Полемика и дискуссии, 2004).

Возникнув в результате реформ Петра I, русская интеллигенция институционально оформилась как общественная группа в 18-19 веках и прошла три этапа в своем развитии: класс грамотных слуг государственной власти, класс критической оппозиции государственной власти (разночинская интеллигенция) и класс социальных подгрупп, имитирующих в массе своей лояльность государству (советская интеллигенция) (Гоголицына, 2002; Латова, 2005).

Русская интеллигенция позиционирует себя в качестве одного из углов треугольника «власть» – «народ» – «интеллигенция», противопоставляясь власти и критикуя ее пороки, с одной стороны, и противопоставляясь простому народу и ощущая свою ответственность за его развитие, с другой стороны (Блок, 1918; Гоголицына, 2002; Латова, 2005).

К числу основных достоинств интеллигенции представители разных политических партий относят обостренное чувство справедливости. Вместе с тем интеллигенцию обвиняют в лицемерии, тайном и явном прислуживании власти, карьеризме, отрыве от народа и (с позиций радикально-националистических критиков) в сознательном курсе на причинение вреда народу, в гордыне и вытекающем из нее атеизме, в изнеженности и брезгливости, а также в низком уровне профессиональной квалификации и малой способности к творчеству (Полемика и дискуссии, 2004).

Основные обвинения в адрес интеллигенции в публицистике сводятся к тому, что настоящих интеллигентов очень мало (критики себя относят к этому меньшинству), что любой компромисс с властью для интеллигенции является гибельным, для власти – ошибочным, для страны в целом – тупиковым, поскольку кто-то другой должен взять на себя функции критики власти. Социологические исследования показывают, что вопрос о роли интеллигенции в обществе волнует только интеллигенцию. Дискуссии о судьбах русской интеллигенции неизбежно выливаются в вопрос о путях развития России (спор славянофилов и западников) (Петрова, 2001; Полемика и дискуссии, 2004).
Охарактеризуем понятийную составляющую рассматриваемого концепта.

Интеллигенция (от латинского intelligens – понимающий, мыслящий, разумный), общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным творческим, трудом, развитием и распространением культуры. Понятию интеллигенция придают нередко и моральный смысл, считая ее воплощением высокой нравственности и демократизма. Термин “интеллигенция” введен русским писателем П.Д. Боборыкиным и из русского перешел в другие языки. На Западе более распространен термин “интеллектуалы”, употребляемый и как синоним интеллигент. Интеллигенция неоднородна по своему составу. Предпосылкой появления интеллигенции было разделение труда на умственный и физический. Зародившись в античном и средневековом обществах, получила значительное развитие в индустриальных и постиндустриальных обществах (Иллюстрированный энциклопедический словарь. Электронная версия).

Слово «интеллигент» является латинским заимствованием и восходит к слову intelligentia – «понимание» [внутренняя форма inter-lego – между + собирать, подбирать, различать взором, читать]. Историческим предшественником интеллигента является разночинец. Это понятие дефинируется следующим образом: В конце 18 – 19 в. в России: человек, занимающийся умственным трудом, не принадлежавший к дворянству, выходец из других сословий (купечества, мещанства, духовенства или из мелкого чиновничества) (БТС). Впрочем, по мнению В.В. Колесова, речь интеллигенции в большей мере соответствует характеристикам среднего сословия, основу которого к концу 19 века в России составляли мещане (городской класс, противопоставляемый черни), в то время как разночинцы с их стремлением говорить отвлеченно, были в основном поповичами (Колесов, 1998, с.28-32). Разночинец как тип, определяемый по минус-характеристике (внутренняя форма слова указывает на нечеткость этого понятия с позиций власти, т.е. дворян), со временем осознает себя как социальный тип, определяемый позитивно, по основному виду деятельности – умственный труд. В толковом словаре Д.Н. Ушакова (1935-1940, переизд. 2001) приводится ряд слов, уточняющих исходную идею данного концепта в нескольких частеречных и оценочных направлениях:

Интеллигент – 1. Лицо, принадлежащее к интеллигенции. 2. То же, как человек, социальное поведение к-рого характеризуется безволием, колебаниями, сомнениями (презрит.). Вот она психология российского интеллигента: на словах он храбрый радикал, на деле он подленький чиновник. Ленин.

Интеллигентка – Женск. к интеллигент.

Интеллигентность – (книжн.) отвлеч. сущ. к интеллигентный, культурный. Он выделялся своей интеллигентностью.

Интеллигентный – 1. Образованный, культурный, присущий интеллигенции. Он оказался вполне интеллигентным человеком. 2. Прил. к интеллигенция (книжн.) Интеллигентные профессии.

Интеллигентский – свойственный интеллигенту (во 2 знач.). По моему мнению, отрицательное отношение к интеллигенции есть именно чисто «интеллигентское» отношение. Максим Горький.

Интеллигентство – (презрит.) Образ мыслей, привычки, свойственные интеллигенту (во 2 знач.).

Интеллигентщина – (нов. разг., презрит.). 1. Интеллигенция, интеллигентные люди. Собралась одна интеллигентщина. 2. То же, что интеллигентство (но с большим презрением). Его взгляды – сплошная интеллигентщина.

Интеллигенция – 1. Общественный слой работников умственного труда, образованных людей (книжн.). Ни один господствующий класс не обходился без своей собственной интеллигенции… Рабочий класс СССР также не может обойтись без своей собственной производственно-технической интеллигенции. Сталин. 2. Собир. Люди этого слоя. На собрании присутствовала только интеллигенция.

В словаре В.И. Даля (1880) находим следующее определение: Интеллигенция – (в знчн. собрт.) разумная, образованная, умственно развития часть жителей.

В Большом толковом словаре русского языка, глав. ред. С.А. Кузнецов (1998), приводятся практически те же слова, что и в словаре, изданном под редакцией Д.Н. Ушакова, но их толкование и словарные иллюстрации носят уже другой характер:

Интеллигент – тот, кто принадлежит к интеллигентам. Быть настоящим интеллигентом. <Интеллигентишка. Пренебр. Что понимает этот интеллигентишка! Интеллигентка. Разг. Потомственная интеллигентка. Интеллигентский. Интеллигентская деликатность. По-интеллигентски. Рассуждать по-интеллигентски.

Интеллигентный. 1. Только полн. к Интеллигент и Интеллигенция. Интеллигентное общество. 2. Свойственный, присущий интеллигенту, интеллигенции. Интеллигентная речь. 3. Обладающий большой внутренней культурой. Он глубоко интеллигентен. Интеллигентно. Он выглядел вполне интеллигентно. Интеллигентность. Он привлекает своей интеллигентностью.

Интеллигентский. См. Интеллигент.

Интеллигентщина. Ирон. 1. Собир. Интеллигентные люди, интеллигенция. Нерешительность интеллигентщины. 2. Образ мыслей, поведение, свойственные интеллигенции. Проявление типичной интеллигентщины.

Интеллигенция. 1. Социальная группа, состоящая из образованных людей, обладающих большой внутренней культурой и профессионально занимающихся умственным трудом. Задачи российской интеллигенции. 2. Собир. Люди, принадлежащие к этой социальной группе, интеллигенты. В клубе собралась вся сельская интеллигенция.

В объяснительном словаре нового типа (Толковый словарь русского языка под ред. Д.В.Дмитриева, 2003) рассматриваемый концепт трактуется только положительно:

Интеллигентный. 1. Интеллигентным называют человека, который хорошо воспитан, обычно образован и обладает высокими духовными качествами, а также группу таких людей. Он и внешне и по поведению чрезвычайно интеллигентный, мягкий и очень добрый человек. 2. Поведение, речь и т.д. называют интеллигентными, когда они свойственны хорошо воспитанному, культурному человеку. Он обладал вполне интеллигентной наружностью.

В словаре В.В. Химика «Большой словарь русской разговорной речи», 2004, приводится следующая характеристика интересующего нас концепта:

Интеллигент. Насмешл. пренебр. или презр. (бран.) разг. О нерешительном, безвольном, психологически и физически слабом человеке. В обывательской среде традиционно, особенно в соответствии с классовой идеологией советского времени, о людях умственного труда, особенно гуманитарных занятий, которым приписывается ряд якобы свойственных им непростительных недостатков: слабость, нерешительность, безволие, ненадежность и т.п. Эх, ты, интеллигент, разве так с бабой надо разговаривать, она силу любит!; Эй. Ты, интеллигент в шляпе, поди сюда!; Интеллигентом стал, ручки замарать боишься, да?

Вшивый (гнилой) интеллигент (гнилая интеллигенция). Груб. презр. бран. разг. Усил. к «интеллигент» (как оскорбление). Про Юрьева в прежние времена вообще сказали бы: вшивый интеллигент – худой, осторожный, в больших очках, всегда безупречно одетый и причесанный, невероятно воспитанный.

Мягкотелый интеллигент. Неодобр. или презр. бран. разг. О безвольном человеке, проявляющем излишнюю уступчивость. Эх, ты, мягкотелый интеллигент, я бы на твоем месте не промолчал!

Интеллигенция. Насмешл. или презр. бран. разг. Собир. к «интеллигент»; = интеллигент. В обывательской среде нередко считается, что люди умственных занятий чураются физического труда, грязной работы и презирают простого рабочего человека. Эх, ты, интеллигент, смотри, как надо колоть дрова!

Приведенные дефиниции дают возможность выделить следующие признаки в значении слова «интеллигент»: 1) человек, 2) зарабатывающий на жизнь трудом, 3) занимающийся умственным трудом, 4) занимающийся умственным трудом профессионально, 5) обычно образованный, 6) обладающий большой внутренней культурой, 7) хорошо воспитанный, деликатный, 8) нерешительный, колеблющийся, подверженный сомнениям.

По отношению к признакам, образующим понятийный каркас концепта «интеллигент», можно установить следующие оппозиции: 1) человек, 2) не занимающийся никаким трудом, праздный человек, 3) занимающийся физическим трудом, 4) занимающийся умственным трудом в порядке развлечения, 5) малообразованный, 6) имеющий низкий уровень внутренней культуры, 7) плохо воспитанный, грубый, 8) решительный.

Важнейшим объективным признаком характеризуемого человека является род постоянных занятий – умственный труд. Интеллигент противопоставлен тем, кто освобожден от необходимости зарабатывать себе на жизнь, и тем, кто проявляет свои умственные способности для собственного удовольствия и развлечения. Обратим внимание на то, что в русском языке (и в английском тоже) есть слово «интеллектуал», человек, обладающий высоким интеллектом, но быть интеллектуалом не значит профессионально заниматься умственным трудом. В русском языке нет слова со славянским корнем для обозначения данного концепта. Это можно объяснить высокой абстракцией данного понятия и традицией образованных людей пользоваться классическим греко-латинским наследием для обозначения таких понятий.

Ключевой признак в составе понятийной характеристики рассматриваемого концепта – «умственный труд» – является весьма размытым и нечетким. Строго говоря, любой труд – «целесообразная деятельность человека, направленная на создание с помощью орудий производства материальных и духовных ценностей (БТС)» – содержит элементы как умственного, так и физического напряжения. Говоря о труде умственном и физическом, мы обычно оперируем не понятийными, а образными характеристиками (человек в костюме с авторучкой или каким-то небольшим профессиональным прибором в противоположность человеку в комбинезоне с кувалдой либо ломом). Экономисты, социологи и политологи детально обсуждают эти характеристики, но с позиций обиходного знания эти различия сводятся к типичным условиям работы и типичной внешности соответствующих работников.

Внешнее различие такого рода называется по-английски white collar job – blue collar job – «белый воротничок (канцелярский работник, служащий) – синий воротничок (производственный рабочий)». Профессии «учитель», «врач», «инженер», «журналист», «актер» традиционно относятся к профессиям умственного труда, а «слесарь», «плотник», «повар», «лесоруб», «водитель» – это занятия, попадающие (с оговорками) под определение труда физического. В английском языке, как известно, слово profession применимо только к умственному труду, требующему длительного формального (университетского) обучения. Этот признак – умственный труд – характеризует не столько конкретную предметную деятельность, но и определенный типичный стиль жизни, который поддается не столько четкой понятийной систематизации, сколько описанию и объяснению ассоциативных признаков. Например, с большой степенью вероятности мы можем предположить, что человек, занимающийся умственным трудом, в большей мере способен вести разговор на абстрактные темы, строить формальные умозаключения, интересуется произведениями высокого искусства и т.д., хотя можно привести и примеры, свидетельствующие о таких характеристиках поведения у людей, традиционно относимых к представителям физического труда. Вместе с развитием техники меняется содержание умственного и физического труда. Относительно надежным для понимания специфики умственного труда остается признак образованности, наличия высшего образования.

Признак «высокая образованность» логически вытекает из необходимости заниматься умственным трудом. Но здесь мы сталкиваемся с очень важным уточнителем – «обычно». Это значит, что 1) не каждый высокообразованный человек может считаться интеллигентным и 2) интеллигентность может сочетаться с недостаточным формальным образованием. Возникает логическое противоречие, которое и объясняет специфику рассматриваемого концепта.

Признак «большая внутренняя культура» в концентрированном виде выражает этическое кредо интеллигентного человека, заключающееся в уважительном отношении к другим людям, причем не внешне-этикетном, а внутреннем. Вежливость, предупредительность и мягкость в обращении составляют содержание качества «деликатность». Обычно эти качества в обществе заслуживают одобрение и не случайно в содержании рассматриваемого концепта (в его словарно-дефиниционной составляющей) выделяется признак «хорошо воспитанный».

С названными положительными признаками резко диссонирует признак отрицательный: «нерешительный, безвольный, колеблющийся, сомневающийся». Для объяснения этого признака необходимо ответить на вопрос, почему возникла комбинация признаков «профессиональный умственный труд» и «нерешительность». На первый взгляд, такая комбинация выглядит странно и нелогично. Мы знаем, что любое положительное качество в своих крайностях превращается в отрицательные свойства личности. Например, храбрость – недостаточное проявление этого качества есть трусость, избыточное – безрассудство. Если рассмотреть с этих позиций интеллектуальную способность человека, мы приходим к аналогичным выводам: плохо быть недостаточно умным, т.е. глупым, и плохо быть чересчур умным (с точки зрения других людей), т.е. показывать другим, что они глупее. Слово «умник» в русском языке характеризует именно таких людей.

Логично было бы найти в языке слова, обозначающие людей, которые обнаруживают профессиональную несостоятельность. Такие слова мы находим в тех случаях, когда предполагается, что человек должен быть хорошо подготовлен к определенной деятельности, требующей высокой квалификации, но не справляется с этой деятельностью. Помимо оценочной сниженной лексики в словаре есть единицы для обозначения тех людей, кто делает вид, что разбирается в сложных вопросах, и тех, кто пытается одурачить людей, причем с тяжелыми для них последствиями (интересно, что оба этих слова – «дилетант» и «шарлатан» – итальянского происхождения, так обозначались любитель и торговец лекарственными средствами). Если человек занимается какой-либо деятельностью из любви к искусству, и это никому не приносит вреда, то такое занятие в обществе не осуждается (сравним: астроном-любитель и *хирург-любитель). В компьютерном сленге это смысловое распределение четко прослеживается: выделяются три позиции – 1) «юзер», знаток компьютеров, 2) «чайник», тот, кто не разбирается в них, 3) «ламер», тот, кто делает вид, что разбирается, а на самом деле ничего в них не понимает. Ламер опасен тогда, когда он берется чинить чужой компьютер. В языке нет слов для отрицательно-оценочного обозначения тех, кто работает очень хорошо, лучше, чем другие. Эта позиция заполняется оценкой другого порядка: «Когда делаешь что-либо хорошо, невольно начинаешь любоваться собой, и тогда уже не может быть хорошо». Такая оценка относится к поведению любого человека, вне зависимости от его профессиональной деятельности.

Попробуем подойти к оценке признака «нерешительность» с другой стороны. Почему этот признак вызывает отрицательную оценку? Нерешительный человек не уверен в себе, пребывает в унынии, затягивает выход из затруднительной ситуации и в определенной мере замедляет общее продвижение всех к заданной цели. Наиболее опасна нерешительность на поле боя. В условиях борьбы, восстания, революции, когда «промедление времени смерти подобно», нерешительность становится очень опасным качеством. Отметим, что в словаре В.И. Даля умственный труд и нерешительность не комбинируются. Такая комбинация стала актуальной в революционной борьбе, когда высокообразованные, культурные и идеалистически настроенные люди в России приняли участие в революционном процессе. Революционная борьба требует железной дисциплины и принятия жестких, а иногда и жестоких, решений. В этих обстоятельствах интеллигенты стали сомневаться в правильности принимаемых решений. Эти решения оценивались интеллигентами не с позиций эффективности, а с позиций нравственности. Соответственно, вожди революции клеймили своих бывших сторонников как безвольных и мягкотелых вредителей общему делу.

Исторически высшим сословием России было дворянство. Делом дворянина была военная служба царю в качестве офицера. С позиций офицера высшей доблестью человека является способность не задумываясь совершить подвиг. Рискну предположить, что человек, который по роду своей деятельности должен часто задумываться, рассуждать, взвешивать разные варианты и при этом склонен их оценивать с этической стороны, не может вызвать симпатии дворянского офицера. Деликатность такого человека трактуется офицером как слабость и изнеженность. Высокий интеллект редко сочетается с внутренней лояльностью. Интеллигент критически оценивает действия властей. Хозяева страны на любом историческом этапе развития России имели все основания для того, чтобы сомневаться в безоговорочной поддержке со стороны интеллигенции.

Наконец, с позиций простого народа, малообразованного и угнетенного, интеллигент является нанятым слугой угнетателя, помогающим этому угнетателю эксплуатировать народ. Малообразованным людям свойственно считать умственный труд имитацией деятельности. Хорошие манеры интеллигента воспринимаются как способ дистанцироваться от народа. К этому следует добавить и то, что многие представители умственного труда считают людей, занимающихся трудом физическим, не вполне состоятельными в интеллектуальном отношении. Умственный труд редко сочетается с физической силой, которая всегда вызывает уважение у народа в силу функциональных причин (она нужна для физической работы и для выяснения личных отношений). Физически слабые люди привлекают к себе внимание тех, кто хочет повысить свой статус в глазах свидетелей и в собственных глазах. Доктринальное провозглашение пролетариев правящим классом автоматически приводит к статусному понижению работников умственного труда. Обратим внимание на то обстоятельство, что именно в разговорной речи слово «интеллигент» приобретает отрицательно-оценочные характеристики. Субъектом разговорной речи является тот человек, который принципиально ставит под сомнение нормы официальной культуры (в частности, такие нормы, как уважение к знаниям, образованию, хорошим манерам). Таковы, на мой взгляд, причины частых презрительных помет, сопровождающих толкование слов, которые обозначают концепт «интеллигент».

Итак, понятийный анализ рассматриваемого концепта приводит нас к выводу о том, что этот концепт содержит взрывное противоречие: с одной стороны, интеллигент должен быть образцом высокой внутренней культуры, с другой стороны, интеллигент воспринимается как представитель особой касты, нелояльной по отношению к власти и чуждой остальным социальным группам. Для того чтобы проверить валидность этого тезиса, обратимся к экспериментальному анализу языкового сознания, в котором зафиксированы образно-перцептивные признаки анализируемого концепта.
Одним из приемов выявления ассоциативных признаков концепта в индивидуальном сознании является написание короткого сочинения (топика) на определенную тему. Для выявления социальных стереотипов в сознании современных носителей русской лингвокультуры тематика таких сочинений была сформулирована в двух вариантах: 1) «Мои представления о типичном интеллигенте» и 2) «Представления моих современников о типичном интеллигенте». Приведу несколько таких сочинений.
Когда я думаю о типичном интеллигенте, я представляю себе академика Д.С. Лихачева. Я помню его выступления в телевизионных программах. Он говорил о традициях русской культуры, об опасных тенденциях в развитии нашего общества. У него была очень ясная манера речи. Не было стремления позировать и поучать. Он обладал умением внимательно слушать собеседника, реагировал на вопросы с юмором, вел себя очень естественно. Я знаю, что ему пришлось провести несколько лет в заключении в лагере на Соловках. Это означает, что у него были такие убеждения, за которые он был готов пойти на большие страдания.
Если говорить об интеллигентности как качестве личности, то можно выделить стремление постоянно размышлять над серьезными общечеловеческими проблемами. Интеллигентность исключает прагматическую установку на поиск выгоды и желание развлечься. Интеллигент понимает, что кому-то рядом может быть плохо. Типичные недостатки интеллигентных людей – постоянный самоанализ, повышенная критичность к себе и другим. В современной жизни интеллигенту приходится плохо, потому что многие считают главным высокий уровень личного материального благосостояния, а для интеллигента на первом месте находятся вопросы духовного порядка.
Интеллигент – это человек высокой культуры, не допускающий насилия ни над собой, ни над другими. Он избегает категорических суждений. Типичное представление об интеллигенте – вежливый мужчина в очках, который стоит в очереди, уступает место, живет в стесненных условиях, не умеет жить, любит рассуждать на абстрактные темы. Он тактично промолчит, если кто-то рядом скажет нелепость, но откажется подписывать документ, с которым внутренне не согласен. У нас многие не любят интеллигентов, посмеиваются над ними.
В топиках на тему «Интеллигент» приводятся описания как типичного внешнего вида интеллигентов, так и типичного поведения, присущего этой социальной группе общества. Доминирующими характеристиками данного типажа в этих сочинениях являются признаки «высокая культура», «наличие твердых моральных принципов», «скромность», «образцовая речь». Следует подчеркнуть, что авторами сочинений были студенты, которые себя идентифицируют в качестве представителей интеллигенции.

В Русском ассоциативном словаре (2002) даны следующие реакции информантов на стимул «интеллигент»:

человек (10); умный (7); очки (4); вшивый, дипломат, культура, ум, ученый (3); в очках, образованный, очкарик, педант, студент (2); библиотека, будущий, бывший, вежливый, взрослый, военный, вонючий, воспитанный, выделистый, высокоморальный, галстук, городской, думает, забитый, зануда, инженер, интеллект, интерес, козел, контингент, красивый, кто, культурный, москвич, мудрый, мужчина, наука, начитанный, немец, не осталось, несчастный, нищий, нудный, ну-ну, облезлый барин, он, полный, привилегированный, приятный человек, профессор, пьет по утрам шампанское, российский, старый, телега, утонченность, учитель, хороший, хочу быть, хреновый, человек с образованием, шляпа, элита, я (1) (РАС1).

В этом же словаре представлены следующие данные (от реакции к стимулу):

интеллигент – вежливо, вежливый, подлинный, шляпа (2); аккуратный, благородный, брезгливость, буржуазный, буржуй, гражданин, Дон Жуан, зарядку, инженер, интеллект, истинный, клиент, композитор, кость, культура, лаконичный, мужчина, начальник, общаться, пиджак, писатель, поверхностный, портфель, прохожий, рабочий, развитой, робкий, светский, служащий, солидный, социалист, трость, ученый (1) (РАС2).

Приведенные реакции показывают, что в сознании российских студентов с 1988 по 1997 год (эта социальная группа выступила в качестве информантов) интеллигент представлен как умный образованный вежливый мужчина в очках, пиджаке и галстуке. Оценочные характеристики распадаются на положительные и отрицательные (приятный – неприятный человек), причем каждый из этих типов дан в общеоценочном либо частнооценочном вариантах (в первом случае мотивация не объясняется, а во втором объясняется: например, «вшивый» и «нудный», для понимания причины выбора той или иной оценки важны частнооценочные характеристики).

Итак, образный компонент рассматриваемого концепта типизируется как мужчина средних лет в очках, его одежда – официальный костюм с галстуком, он хорошо воспитан, скромен, тактичен, подчеркнуто вежлив, он читает литературу (не только по своей специальности, но и непременно художественную), умеет и любит говорить на абстрактные темы.

Обратимся к контекстуальным характеристикам слов, обозначающих концепт «русский интеллигент». Контекстуальный анализ позволяет выделить существенные описания и уточнения в концептуализации анализируемого типа людей. В качестве источников были взяты тексты художественных и публицистических произведений, собранные в виде электронных библиотек на компакт-дисках.

Внешние характеристики интеллигента сводятся к следующим повторяющимся деталям:

Выше среднего роста, с черной аккуратной бородкой, с тонкими чертами интеллигентного лица, на котором выделялись слегка прищуренные серые спокойные глаза, он скорее был похож на ученого, нежели на военного (И.Болгарин, Г.Северский).

Мужчина приветливо улыбался. Очки в тонкой металлической оправе придавали ничем не примечательному лицу оттенок интеллигентности. Из-под расстегнутого пальто виднелся строгий костюм с галстуком (Д.Корецкий).

Увидев пистолеты в руках двоих, кандидат наук Проценко … повел себя, как и надлежит бородато-очкастому интеллигенту столичного разлива, столкнувшемуся с грозно-угрожающим местным колоритом, – вскочил, опрокинув пивную бутылку, громко, натурально ойкнул (А.Бушков).

Интересно отметить, что эти детали при характеристике интеллигентов – аккуратная бородка, очки, галстук – приводятся большей частью в текстах детективного жанра. Отличительные признаки поведения интеллигента таковы:

Ваня Львов слыл интеллигентом: не пил, не курил и заставлял шестерок доставать для него Достоевского и Чехова (А.Кучинский).

Хозяину кабинета обычно нравился собственный интеллигентный вид, более подходящий университетскому профессору нежели ответственному государственному лицу, – и хорошо отточенная мягкость движений, и тонкие поджатые губы, и большие, хотя и глубоко посаженные глаза... (А.Солоник).

Кричать интеллигентному человеку неестественно (И. Ратушинская).

Эти признаки сводятся к стилю жизни интеллигенции (прежде всего, это – любовь к чтению, причем, к чтению качественной литературы, и отсутствие типичных пороков малообразованных людей, в основном, пьянства) и к специфической самопрезентации – умениям модулировать голос и делать мягкие движения (эти умения усваиваются воспитанными людьми с детства и свидетельствуют о выработанной привычке самоконтроля). Заслуживает внимания характеристика речи интеллигентов:

Юрий Васильевич прекрасно разбирался в искусстве, обладал хорошей, интеллигентной речью, был прекрасным рассказчиком, которого можно было слушать часами (А.Константинов).

В разговоре с седым Крысом я невольно заговорил языком Фридриха фон Тифенбаха – сдержанно и, насколько мне это доступно, интеллигентно, время от времени обнаруживая глубину своих знаний, способную поразить любого собеседника. А так как знаний у меня было "с гулькин хвост", то я пользовался только манерой разговора Фридриха (В.Кунин).

Что за слова, Денис! Ты же интеллигентный мальчик из хорошей семьи... (Д.Корецкий).

Несмотря на всю свою интеллигентность, Шура пользуется матом достаточно часто и свободно. Хотя у него прекрасный словарный запас и без этого (В.Кунин).

Где-то в районе этого моста машинист слышал то ли крик, то ли рев... – сказал капитан, но его перебил солдат с благообразным, интеллигентным лицом, смешливо подхватив: – То ли человек, то ли бык, то ли тур... (В.Доценко).

К числу коммуникативных признаков интеллигента относятся хорошо развитая речь, большой словарный запас, широкая эрудиция, любовь к цитатам и аллюзиям (в приведенном примере – измененная цитата из песни В.Высоцкого), запрет на использование вульгаризмов (хотя многие современные интеллигенты этот запрет часто нарушают, следует заметить, что вульгарный стиль общения у интеллигента является именно стилем, сознательным выбором манеры держать себя, в другой ситуации будет использоваться и другой стиль, в то время как у представителей социальных низов мат – это естественный и единственный способ общения, они матом не ругаются, они матом разговаривают).

В качестве примеров приводятся типичные профессии и занятия интеллигентов:

Пожилой, невысокий, с аккуратно подстриженной бородкой, мягкими движениями и интеллигентностью манер, он напоминал то ли доктора провинциальной больницы, то ли ушедшего на заслуженный отдых директора школы (В.Карышев, А.Солоник).

Интеллигентными чертами лица и пышной, поредевшей спереди, но торчащей в обе стороны над висками шевелюрой он более всего напоминал композитора, известного скрипача или дирижера (Д.Корецкий).

"Все-таки врач, – подумал Мазур. – Человек по определению интеллигентный и грамотный" (А.Бушков).

Пенсне придавало ему весьма интеллигентный вид, так и казалось, что сейчас изречет что-нибудь вроде: "А печень у вас, батенька, пошаливает определенно..." (А.Бушков).

Меня всегда интересовал этот круг людей совсем другого мира – мира театра, литературы, искусства. Но, очевидно, не до искусства было этим красивым, интеллигентным девушкам, дробившим кирками твердую, как камень, темно-красную глину (В.Каверин).

В обыденном сознании, как показывает проанализированный материал, приоритетным оказывается не социологический, а культурно-этический критерий для отнесения человека к разряду интеллигентов:

Дворянин, интеллигент, умнейший человек, горячо любящий свою многострадальную Родину, за несколько месяцев до своей смерти был реабилитирован "за отсутствием состава" (В.Доценко).

Николай II был добрый, религиозный человек, интеллигент. Ему не хватало властности. Твердой руки. Твердой рукой был Столыпин, но его, как мы знаем, убили (В.Солоухин).

В приведенных примерах концепт «интеллигент» трактуется, на мой взгляд, расширительно.

В ряду типичных характеристик интеллигента приводятся образованность, бедность, демократизм:

Антон был лишен образованной интеллектуальности, необходимой в салонах русской интеллигенции, скорее он производил впечатление остроумного и лукавого самородка (А.Константинов).

Профессор, как и всякий интеллигентный человек в Германии, был беден (А.Толстой).

Мои родители принадлежали к скромной касте служилой интеллигенции, зарабатывали гроши, и до моих 16 лет мы жили в полубараке на сваях, в гнусной коммуналке, в одной комнате втроем, при печке, но без ванны и горячей воды (В.Новодворская).

Но это не был прежний – с глубокомысленным выражением загадочный дурак, а сидел армянин с мягким, даже интеллигентным лицом, нисколько не чванный, и не в форме, а в гражданском хорошем костюме, не подходящем к этой барачной окраине (А.Солженицын).

Отмечается, что интеллигентность в значительной мере есть свойство врожденное и наследуемое:

Хорошие манеры невозможно приобрести ускоренным инкубаторским курсом, да и привычка гладить костюмы и подбирать галстуки к сорочкам не успевает выработаться у интеллигентов в первом поколении (Д.Корецкий).

Тане Кох помогла ее врожденная интеллигентность и поразительное женское чутье (В.Кунин).

Релевантным признаком оказывается степень интеллигентности:

Рядовой Андреев, выходец из рафинированной интеллигентной семьи, побелел (А.Кучинский).

Ценю культурное обхождение и учтивость! Равняюсь на Вас, рафинированного интеллигента (А.Коржаков).

В это воскресенье в один из прекрасных подмосковных парков съехались на встречу с руководителями партии и правительства ученые, писатели, художники, композиторы, работники киноискусства и театра – деятели советской культуры, цвет нашей интеллигенции. Это они запускают в космос ракеты, проектируют города, рассчитывают сложнейшие машины, пишут замечательные книги, ставят спектакли, снимают фильмы, создают величественные симфонии, яркие полотна, скульптуры, полные живого очарования непревзойденные русские балеты (В.Солоухин).

Прилагательное «рафинированный» (букв. «очищенный») обозначает высшую степень качества, полноты развития и применительно к людям обычно сочетается со словами «интеллигент» и «эстет». В ряду различных групп интеллигенции (учителя, врачи, инженеры, работники науки и искусства) устанавливается своеобразная иерархия: творческая, гуманитарная и техническая интеллигенция. Творческую интеллигенцию, по мнению писателя В.Солоухина, можно считать цветом интеллигенции.

Противопоставляются также блестящая столичная и скромная провинциальная интеллигенция:

Попав в Петербург, Ольга быстро превратилась из скромной интеллигентной провинциалочки в шикарную столичную мотовку – состояние мужа было пущено по ветру, что естественно, привело к разводу (А.Константинов).

Человечек был хил, удивительным образом вертляв, даже когда стоял на месте, а за стеклами очков пылали фанатическим блеском глаза патентованного и законченного провинциального интеллигента (А.Бушков).

Провинциальные интеллигенты считаются скромными людьми, и им присуща способность чрезмерно (по мнению интеллигентов столичных) увлекаться разными идеями.

В произведениях художественной литературы и публицистике выделен тип опустившегося интеллигента:

Кацуба сосредоточенно вертел руль, на нем был армейский пятнистый бушлат и натянутая до самых глаз черная шапочка, именовавшаяся в народе непечатно – то ли магрибский террорист, то ли пропившийся интеллигент в поисках смысла жизни (А.Бушков).

Если в вашей книге все ваши герои – и шоферюги, и милиция, и пьяненькие интеллигенты, и матросня, и еще черт-те кто, о ком вы рассказываете, – будут разговаривать элегантным, аристократическим языком академика Лихачева, ваши Читатели не поверят ни единому вашему слову (В.Кунин).

Сначала ей показалось, что он ей просто морочит голову, что он простой "бич", то есть "бывший интеллигентный человек" (В.Доценко).

Опустившиеся интеллигенты – люди пьющие, их образ жизни и речь часто не отличаются от соответствующих характеристик представителей низов общества, уголовного мира. Представляет интерес игровая расшифровка жаргонного слова «бич» – бродяга (от англ. beach – пляж, т.е. моряк, списанный на берег). Вместе с тем бывшим интеллигентам свойственно вести разговоры о смысле жизни и производить определенное впечатление на неискушенных слушателей.

Таким образом, контекстуальное описание рассматриваемого концепта в основном подтверждает сумму признаков, выделяемых в словарных дефинициях, уточняя их в плане типичной внешности интеллигента (значимым оказывается гендерный признак: по внешности определяется мужчина-интеллигент, по манерам поведения – как мужчина, так и женщина), манер и речи (обратим внимание на возможность вульгаризмов в речи современных интеллигентов). В дополнение к словарным дефинициям в индивидуально-авторской речи актуализируются признаки врожденной интеллигентности (это качество соответствует аристократизму, который считался знаковым для дворян), устанавливаются субъективные ранги интеллигентности и выделяются характеристики опустившегося интеллигента.
Для изучения ценностной составляющей в лингвокультурном типаже «русский интеллигент» были проанализированы высказывания с мотивирующим оценочным контекстом.

Поскольку «интеллигент» не является концептом традиционной народной культуры, пословицы и поговорки как типичные диагностирующие контексты для выявления ценностного компонента ментального образования оказываются нерелевантными. Афористика на эту тему распадается на два класса единиц: серьезные и шутливые изречения. К первым можно отнести следующие высказывания:

«Интеллигенция –это широкая образованность плюс интеллектуальная и моральная свобода. Интеллигент – это состояние души» (Д.С. Лихачев).

«…интеллигентен тот, кто блюдет интересы общечеловеческого благоденствия. …Вовсе не обязательно, чтобы интеллигент сознавал это в подробностях и чтобы вообще это сознавал. Наоборот, чересчур большая сознательность в этом деле может только помешать интеллигентности как живому процессу жизни. Плох тот интеллигент, который понимает это совершенно точно; и еще хуже тот, кто свое понимание выражает для других напоказ. Лучше будет сказать, что интеллигент не мыслит свою интеллигентность, а дышит ею как воздухом» (А.Ф. Лосев).

«У буржуа – почва под ногами определенная, как у свиньи – навоз: семья, капитал, служебное положение, орден, чин, бог на иконе, царь на троне. Вытащи это – и все полетит вверх тормашками. У интеллигента, как он всегда хвалился, такой почвы никогда не было. Его ценности невещественны. Его царя можно отнять только с головой вместе. Уменье, знанье, методы, навыки, таланты – имущество кочевое и крылатое. Мы бездомны, бессемейны, бесчинны, нищи, – что же нам терять?» (А.А. Блок).

«Образованным и интеллигентным человека можно назвать лишь такого, кто насквозь таков и проявляет свою образованность и интеллигентность и в крупном, и в мелочах, и в обыденщине, и в течение всей своей жизни» (Н.А. Рубакин).

«Интеллигентность – способность человека понимать, ценить и учитывать больше того, что ему выгодно» (А.Г.Круглов).

«Не кладовая ли науки – народ? И чем более берет интеллигенция из этой кладовой, тем более плодотворнее историческая жизнь наций» (И.П. Павлов).

«Для интеллигентского отщепенства характерны не только его противогосударственный характер, но и его безрелигиозность. Отрицая государство, борясь с ним, интеллигенция отвергает его мистику не во имя какого-нибудь другого мистического или религиозного начала, а во имя начала рационального и эмпирического» (П. Струве).

В приведенных определениях и рассуждениях подтверждаются и уточняются признаки, выделенные в словарных дефинициях: 1) интеллигентность не сводится к образованности, а заключается в особом самоощущении, состоянии души, 2) это состояние души не нуждается в саморефлексии, 3) это отношение к жизни является стержнем личности и проявляется во всем, 4) интеллигентность не совместима с материальными ценностями, с выгодой, 5) интеллигентность органически связана с уважением к народу, 6) по отношению к власти интеллигентность есть отщепенство, которое основано на рациональном, а не мистическом восприятии жизни. Ряд подобных оценочных характеристик интеллигенции и интеллигентности приводится в статье Н.Л. Гоголицыной (Gogolitsyna, 2002).

Интересны шутливые афоризмы и сентенции, посвященные интеллигентам:

«Интеллигент – это человек, который думает о людях лучше, чем они о нем» (Б.Крутиер).

«Интеллигент – человек, который знает – что, где, почему, но не знает – что, где, почем» (К.Мелихан).

«Интеллигент – это человек, защищенный от жизни очками и женой» (Г.Малкин).

«Истинно интеллигентный человек всегда думает о том, как помочь сохранить лицо тому, кто разбил ему морду» (В.Вишневский).

«Культурный человек, прежде чем сказать гадость, обязательно извинится» (А.Рас).

«Чем интеллигентнее твои оппоненты, тем быстрее летит время в очереди» (М.Генин).

«Культура падает интеллигенцией вниз» (Г.Малкин).

«Интеллигенты умирают сидя» (Д.Рудый).

В этих речениях подчеркивается 1) непрактичность интеллигентов, их зависимость от тех, кто должен быть рядом, 2) идеалистичность, взгляд на мир сквозь розовые очки, 3) чрезмерная вежливость, 4) их ответственность за сохранение культуры, 5) их судьба (последние два признака – это прямая самоидентификация интеллигенции, а первые три – попытка представить себя глазами простых людей). Обратим внимание на двусмысленность выражения «умирать сидя»: в буквальном смысле – за письменным столом, в переносном – в заключении.

Оценочные суждения могут быть и не афористическими, и в этом плане они смыкаются с описаниями интеллигентов. Но в этих описаниях (примеры приводятся из художественной литературы и публицистики) дана прямая оценка типичным поступкам интеллигентов.

Весьма типичны общеоценочные характеристики:

я видел женщину молодую, прекрасную, добрую, интеллигентную, обаятельную, женщину, какой я раньше никогда не встречал (А.П.Чехов).

- Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой, – сказал Белокуров и вздохнул. – Да, прекрасная, интеллигентная семья (А.П.Чехов).

Слово «интеллигентный» в таком контексте представляет собой один из признаков положительной оценки, не нуждающейся в мотивации.

Заслуживают внимания частнооценочные признаки, уточняющие рассматриваемый концепт. Положительные характеристики интеллигенции касаются стиля поведения, моральных принципов и образованности:

Всегда спокойный, исключительно вежливый, доброжелательный к окружающим, остроумный, слегка ироничный, находчивый, блестящий полемист – истинный интеллигент "старопетербургской пробы"... (И.Варшавский).

Профессор, ученый и интеллигент до мозга костей, и предположить не мог, что есть люди, для которых такие понятия, как честь и совесть, просто не существуют: не успел он сделать и двух шагов, как его вдруг что-то больно кольнуло в спину (В.Доценко).

  • Откуда мне знать? Hе знаю.

И тут же следовало убийственное:

  • Эх ты, а еще интеллигентный человек! (К.Серафимов).

Отрицательные характеристики интеллигентов весьма вариативны. Со стороны власти интеллигенции приписываются предательство, болтовня, отсутствие национальных ориентиров, нерешительность, внутренняя неорганизованность, самокопание (показательна апофатическая характеристика Ленина):

Творческая интеллигенция, охмелевшая от свободы вынимать кукиш из кармана, превратилась в сладкоголосую певицу власти, изменив собственным историческим традициям (Н.Модестов).

он, как и многие, равные ему по положению, являл собой полное политическое невежество, совершенно не разбираясь в программах существующих и сражающихся партий, сознательно отстраняясь от этого понимания, считая всю эту возню пустопорожней болтовней, одной из досаднейших постоянных слабостей русской интеллигенции (И.Болгарин, Г.Северский).

По сути дела, передвижничество было оппозиционным, антиправительственным течением русской художественной интеллигенции, зачастую лишенной национального сознания и стремившейся показать русскую жизнь односторонне, только в темных тонах – если крестьянина, то обязательно бедного и забитого, если купца, то обязательно толстого и пьяного, если чиновника, то обязательно отвратительного и жалкого (О.Платонов).

Ленин происходил из типичной интеллигентской семьи, но в нем не было ничего характерного для нашего прошлого интеллигентского поколения: ни гамлетизма, ни безалаберности и разбросанности, ни интеллигентской "широты натуры", ни обломовщины, ни чеховщинки, ни достоевщинки, ни амикошонства, ни много иного подобного (А.Воронский).

Прокомментируем последнюю характеристику. Интеллигентам приписываются типичные признаки: гамлетизм (нерешительность, мучительный выбор вариантов поведения), безалаберность и разбросанность (неорганизованность и легкомысленность – так со стороны власти оценивается трудность управления интеллигентами), широта натуры (в кавычках) трактуется, по-видимому, как привычка смотреть на любую ситуацию с позиций высших общечеловеческих этических законов, а не классовых пролетарских приоритетов, под обломовщиной понимается лень, апатия, пассивность, неологизм «чеховщинка» можно понять как мучительное самокопание, трезвый, постоянно скептический взгляд на кажущиеся красивыми слова и поступки, «достоевщинка» подразумевает высший эмоциональный накал, надрывное саморазоблачение в поисках высшей правды, амикошонство (бесцеремонная фамильярность) в этом ряду выглядит странно, но, вероятно, отталкиваясь от названных характеристик, можно составить характер интеллигента нового типа, воплощенного в Ленине: решительный, организованный, классово сориентированный, деятельный, не склонный к самоанализу, эмоционально сдержанный и строгий в общении человек. Перед нами волевой прагматичный лидер, не имеющий ничего общего с типичными характеристиками интеллигента.

Со стороны «простого народа» интеллигенции приписывается слабость и высокомерие (психическая слабость, готовность легко пойти на компромисс осуждается как народом, так и властью):

Особое было отношение ко всему, что шло из народа, от рабочих и крестьян. Интеллигенция – так, второй сорт, гниль. "Хлипкий интеллихэнт, скептик с дрожащими коленями", – это ведь слова Касьяна (В.Дудинцев).

Понимаешь ли, расчет был простой: если кому-то понадобится информатор среди нашего теплого коллектива, сто против одного, что начнут с самого неказистого на вид, очкасто-бородатого интеллигента, которого можно ломать, как сухое печенье... (А.Бушков).

они хорошо умеют создавать безвыходную для партнера ситуацию, когда просто некуда деваться... А достигнув цели, смеются над мягкотелыми интеллигентами, распускающими слюни там, где надо проявить напористость идущего в атаку танка (Д.Корецкий).

«Ты у нас – одноклеточное, на тебя интеллигенты должны смотреть, как на пустое место...» (А.Бушков).

Критика со стороны самих интеллигентов касается сущности подлинного интеллигента:

Если человек не способен на индивидуальное поведение, он не интеллигентен. Если он слаб, значит, дрейфит, значит, он жидок, значит, жалеет себя больше, чем дело. Тогда он не интеллигент, а мещанин, не выдерживающий экзамена жизни. В интеллигентном человеке решительно преобладает сила добра. Но одного добра мало. Чтобы привести добро в движение, необходима внутренняя свобода, то есть твердая уверенность в том, что я силен (В.Дудинцев).

Боюсь, что меня подвела здесь гордыня эгоиста-интеллигента (разум превыше всего! Моя личность не может быть принесена в жертву) (В.Новодворская).

в эмиграции интеллигенция только и делает, что пишет и сочиняет. Или – НЕ пишет, НО сочиняет (В.Кунин).

Маска интеллигентности слетела с нее, как шелуха с арахиса (Д.Корецкий).

Подлинность интеллигента состоит, как можно видеть из приведенных примеров, в готовности отстаивать свои принципы (это качество лежит в основе противопоставления настоящих интеллигентов и обывателей), в скромности, в наличии творческих способностей. Эта подлинность доступна проверке.

В современной литературе нередко в качестве героя выводится энергичный хам как антипод интеллигента. Такому герою вкладываются в уста следующие фразы:

Объясняю медленно, – сказал я, – для круглых интеллигентов и золотых медалистов (А.Покровский).

Первое поощрение такое: можешь лейтенанта Басеева послать... Но – интеллигентно, без хамства (А.Молчанов).

В приведенных примерах карнавально переворачиваются важнейшие ценности интеллигенции: интеллектуальные способности и порядочность (заметим, что ведя себя по-хамски, герой не хочет называть это хамством).

Множество оценочных суждений об интеллигентах содержится в интернет-форумах – тематически организованных конференциях, в которых может принять участие любой заинтересованный участник сети. С учетом тех обстоятельств, что не все носители современной русской культуры являются пользователями сети Интернет, не все пользователи читают публицистическую информацию и не все готовы высказать свое мнение по обсуждаемым проблемам, приведу определенные типичные оценки роли интеллигенции в российском обществе.

Сайт: "Полемика и дискуссии" www.polemics.ru

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconАксиологическая лингвистика: проблемы коммуникативного поведения Сборник научных трудов Волгоград «Перемена»
Аксиологическая лингвистика: проблемы коммуникативного поведения: Сб науч тр. / Под ред. В. И. Карасика, Н. А. Красавского. – Волгоград:...
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconЛингвокультурные типажи: признаки, характеристики, ценности Коллективная монография Волгоград «Парадигма»
Лингвокультурные типажи: признаки, характеристики, ценности: коллективная монография / под ред. О. А. Дмитриевой. Волгоград: Парадигма,...
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconОбразование, наука и производство сборник научных трудов
Сборник научных трудов. Т. 12. Вязьма: филиал фгбоу впо «мгиу» в г. Вязьме, 2011 – 174с
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconОбразование, наука и производство сборник научных трудов
Сборник научных трудов. Т. 12. Вязьма: филиал фгбоу впо «мгиу» в г. Вязьме, 2011 – 174с
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconОбразование, наука и производство сборник научных трудов
Сборник научных трудов. Т. 12. Вязьма: филиал фгбоу впо «мгиу» в г. Вязьме, 2011 – 174с
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconПравительство Белгородской области Департамент образования, культуры и молодежной политики Белгородской области Белгородчина: прошлое, настоящее и будущее Сборник научных трудов 2007-2008 годов Белгород
Сборник научных трудов 2007-2008 годов. Издательство: «Студия Неон-Дизайн», Белгород, 2008, 252 с
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconСписок научных и учебно-методических трудов Говориной Ольги Владиленовны
Экономическая диагностика деятельности предприятий: Межвузовский сборник научных статей. Красноярск: кгту, 1999. стр. 40 -45
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconИмени н. Г. Чернышевского учитель – ученик: проблемы, поиски, находки Сборник научных трудов Выпуск 6
Учитель – ученик: проблемы, поиски, находки: Сборник научно- методических трудов. Выпуск – Саратов: иц «Наука», 2008. – 54 с
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconСписок научных и учебно-методических работ
Ишеков К. А. Разделение властей в субъектах Российской Федерации: современное состояние // Конституционные чтения: Межвузовский сборник...
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма» iconСписок научных и учебно-методических трудов Михалёв Вениамин Дмитриевич
Оптимальное планирование производственной деятельности на промышленных предприятиях и объединениях: сб научных трудов. /Под ред....
Разместите кнопку на своём сайте:
kurs.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kurs.znate.ru 2012
обратиться к администрации
kurs.znate.ru
Главная страница