Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено




НазваниеПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено
страница1/3
Дата конвертации02.07.2013
Размер455.07 Kb.
ТипПротокол
  1   2   3
ПРОТОКОЛ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ

по уголовному делу № 1-88/09
05 октября 2009 года – 11 часов 15 минут.

Судебное заседание продолжено.

Судом ставится вопрос о замене секретаря судебного заседания Астафьевой А.Ю. на секретаря судебного заседания Мышелову О.И.

Председательствующий разъясняет сторонам их право заявить отвод.

Отводов не заявлено.

Суд,

Постановил:

Произвести замену секретаря судебного заседания Астафьевой А.Ю. на секретаря судебного заседания Мышелову О.И.

Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц.

Подсудимый Ходорковский М.Б. – доставлен.

Подсудимый Лебедев П.Л. – доставлен.

Защитник Дятлев Д.М. – не явился.

Защитник Клювгант В.В. – явился.

Защитник Левина Е.Л. – явилась.

Защитник Москаленко К.А. – не явилась.

Защитник Терехова Н.Ю. – явилась.

Защитник Лукьянова Е.А. – не явилась.

Защитник Грузд Б.Б. – не явился.

Защитник Шмидт Ю.М. – не явился.

Защитник Сайкин Л.Р. – не явился.

Защитник Краснов В.Н. – явился.

Защитник Купрейченко С.В. – явился.

Защитник Липцер Е.Л. – явилась.

Защитник Мирошниченко А.Е. – явился.

Защитник Ривкин К.Е. – явился.

Защитник Сапожков И.Ю. – не явился.

Государственный обвинитель Шохин Д.Э. – явился.

Государственный обвинитель Лахтин В.А. – явился.

Государственный обвинитель Ковалихина В.М. – явилась.

Государственный обвинитель Ибрагимова Г.Б. – не явилась.

Потерпевший Белокрылов В.С. – не явился.

Потерпевший Демченко В.М. – не явился.

Представитель потерпевшего Гришина Т.Ю. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – не явилась.

Представитель потерпевшего Щербакова И.Л. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – не явилась.

Представитель потерпевшего Петрова И.Е. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – не явилась.

Представитель потерпевшего Ларионов Р.А. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – явился.

Представитель потерпевшего Чернега Д.С. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – не явился.

Представитель потерпевшего Узалов И. – представитель Компании «Sandheights Ltd» – не явился.

Представитель потерпевшего Пятикопов А.В. – представитель ОАО НК «Роснефть», ОАО «Томскнефть» – не явился.

Свидетель Авалишвили Г.Д. – явился.

Остальные свидетели – не явились.

Участники процесса надлежащим образом уведомлены о месте и времени проведения судебного заседания, суд не располагает сведениями о причинах их неявки.

Свидетель Авалишвили Г.Д. удаляется из зала суда.

Судом ставится вопрос о возможности продолжить судебное заседание при данной явке.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: не возражаю.

Подсудимый Лебедев П.Л.: не возражаю.

Защитник Клювгант В.В.: не возражаю.

Защитник Левина Е.Л.: не возражаю.

Защитник Терехова Н.Ю.: не возражаю.

Защитник Краснов В.Н.: не возражаю.

Защитник Купрейченко С.В.: не возражаю.

Защитник Липцер Е.Л.: не возражаю.

Защитник Мирошниченко А.Е.: не возражаю.

Защитник Ривкин К.Е.: не возражаю.

Государственный обвинитель Шохин Д.Э.: не возражаю.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: не возражаю.

Государственный обвинитель Ковалихина В.М.: не возражаю.

Представитель потерпевшего Ларионов Р.А.: не возражаю.

Суд,

Постановил:

Продолжить судебное заседание при данной явке.

Председательствующий оглашает телефонограмму от Е. Рыбина с просьбой перенести его допрос на последующее время.

Председательствующий сообщает о поступлении в суд ответа из Басманного районного суда г. Москвы на запрос копии протокола судебного заседания по уголовному делу №1-38/07 в отношении Вальдес-Гарсия Антонио, Малаховского В.Г. и Переверзина В.И.

Защитник Ривкин К.Е.: Ваша честь, позвольте ходатайство в этой связи. Во-первых, мы бы хотели изложить свою позицию относительно неявки свидетеля Рыбина. Мы, защита, очень надеемся на то, что, действительно, имеет место уважительная причина. Возражений поэтому, конечно, нет и быть не может, хотя, с учетом того, что защита готовила соответствующие материалы, и мы просили суд приготовить тома, мы выражаем по этому поводу огорчение и надеемся, что в дальнейшем таких срывов не будет, и что господин Рыбин сдержит свое обещание и явится в суд продолжить показания. В противном случае, как Вы понимаете, просто будет нарушено право на защиту, поскольку сторона обвинения все вопросы, которые, я так подозреваю, они планировали, ему задала, а у нас такой возможности на сегодняшний день не было. И второе: поскольку такая замена была для нас несколько неожиданной, мы, посоветовавшись со своими доверителями, если они сейчас не изменили свою точку зрения, просили бы предоставить нам получасовой перерыв для того, чтобы подготовиться к допросу следующего свидетеля.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: поддерживаю.

Подсудимый Лебедев П.Л.: поддерживаю.

Защитник Клювгант В.В.: поддерживаю.

Защитник Левина Е.Л.: поддерживаю.

Защитник Терехова Н.Ю.: поддерживаю.

Защитник Краснов В.Н.: поддерживаю.

Защитник Купрейченко С.В.: поддерживаю.

Защитник Липцер Е.Л.: поддерживаю.

Защитник Мирошниченко А.Е.: поддерживаю.

Государственный обвинитель Шохин Д.Э.: не возражаю.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: не возражаю.

Государственный обвинитель Ковалихина В.М.: не возражаю.

Представитель потерпевшего Ларионов Р.А.: не возражаю.

Суд,

Постановил:

Ходатайство защитника Ривкина К.Е. удовлетворить, объявить перерыв.

Судом объявляется перерыв.

11 часов 55 минут – судебное заседание продолжено в том же составе.

Свидетель Авалишвили Г.Д. приглашен в зал суда.

Допрос свидетеля Авалишвили Г.Д.

Свидетель Авалишвили Гурам Джемалович, 01 февраля 1952 года рождения, уроженец Грузинской ССР, работаю вице-президентом компания «Глобалстройинжиниринг», зарегистрирован по адресу: г. Москва, Ермолаевский пер., дом 4, кв.20.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: чувства неприязни к подсудимым не испытываю.

Председательствующий разъясняет свидетелю его права и обязанности в судебном разбирательстве, предусмотренные ст.56 УПК РФ, положение ст.51 Конституции РФ, п.4 ст.5 УПК РФ.

Свидетель предупреждается о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

Председательствующий предупреждает свидетеля об ответственности по ст.ст.307, 308 УК РФ, а также разъясняет примечание к ст.307 УК РФ.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: права, обязанности и ответственность понятны.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: свидетель, объясните, пожалуйста, какие должности Вы последовательно занимали в ОАО «Томскнефть» и ОАО «ВНК».

Свидетель Авалишвили Г.Д.: в «Томскнефть» я занимал должность заместителя генерального директора по экономике и финансам. Затем я после приватизации, акционирования компании «Томскнефть» и создания «Восточной нефтяной компании» занимал должность управляющего по экономике и финансам компании «Томскнефть» и по совместительству был вице-президентом нефтяной компании «ВНК» по экономике и финансам.

Председательствующий: уточните, по времени когда это было.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: это было в 1997 году. С 1995 года я работал вице-президентом «ВНК» и исполнял обязанности заместителя генерального директора по экономике и финансам, а с лета 1997 года, после введения внешнего управления, у меня была должность: управляющий по экономике и финансам «Томскнефти» и по совместительству: вице-президент «Восточной нефтяной компании».

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: свидетель, расскажите о работе холдинга: экономике и производственном цикле.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: в 1994 году Указом Президента была создана вертикально-интегрированная компания «Восточная нефтяная компания». В ее состав вошли: были переданы в уставной капитал 38% акций нефтедобывающего АО «Томскнефть», 38% акций нефтеперерабатывающей компании АО «Ачинский НПЗ», 20% компании «Томский нефтехимический комплекс» и по 38% акционерных обществ системы нефтепродуктообеспечения: «Томскнефтепродукт», «Красноярскнефтепродукт», «Туванефтепродукт», затем, чуть позже - «Новосибирскнефтепродукт». Также был передан пакет акций компании «Томскнефтегазгеология», которая занимается разведывательной деятельностью. В течение трех лет компания развивалась весьма динамично, была построена схема формирования товарно-денежных потоков внутри компании. Был замкнутый цикл, начиная от разведки, добычи, переработки на нефтеперерабатывающем заводе, а также сбыта этих нефтепродуктов. Это была единственная в России компания, которая работала географически в радиусе 900-1000 километров, полностью обеспечивала себя всеми видами деятельности в технологической цепочке от разведки до сбыта нефтепродуктов. За три года компания добилась определенных успехов. Наращивалась добыча нефти на компании «Томскнефть», началась реконструкция Ачинского нефтеперерабатывающего завода, были привлечены кредиты и займы международных кредитных институтов: Мирового банка, «Эксимбанка». «Восточная нефтяная компания» в течение последних двух лет выплачивала стабильно дивиденды. В соответствии с программой приватизации надлежало продать 15% акций «Восточной нефтяной компании» на денежном аукционе в 1996 году и в 1997 году провести инвестиционный конкурс по продаже 34%-го пакета акций. Инвестиционные условия были направлены на активное развитие нефтедобывающих мощностей, реконструкцию Ачинского нефтеперерабатывающего завода, а также погашение имеющейся задолженности в федеральный бюджет. Компания вела постоянный расчет с бюджетами всех уровней. Компания не имела задолженности по платежам в бюджеты: по налогам в местные бюджеты, бюджет области. Практически к концу 1997 года отсутствовала задолженность в Пенсионный фонд и другие фонды социального назначения. «Восточная нефтяная компания» вела, по сути дела, производственную деятельность, взяв на себя управление своими дочерними компаниями, введя внешнее управление, а также строя взаимоотношения с местными органами власти: администрацией Томской области, Красноярского края, Хакасии, Новосибирска на партнерских отношениях.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: свидетель, еще раз уточните по поводу задолженностей перед бюджетами всех уровней. Вы сказали, что касается бюджетов и Пенсионного фонда, в 1997 году эти долги были погашены. Конкретнее укажите, пожалуйста, какие задолженности имелись.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: можно, я посмотрю в документ свой: справку? Я пользуюсь аналитической запиской, подготовленной Администрацией Томской области по итогам 1997-1998 года.

Свидетель Авалишвили Г.Д. предъявляет суду аналитическую записку, подготовленную Администрацией Томской области по итогам 1997-1998 года.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: вот тот документ, на который Вы ссылаетесь, какое отношение к Вам лично имеет?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: работая с июля 1998 года в Администрации Томской области в должности заместителя Главы Администрации, вице-губернатора Томской области и курируя экономические вопросы и инвестиционное развитие, я участвовал в подготовке данного документа.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: задолженность в бюджет на 01 января 1998 года, на момент приватизации компании, составляла 27 миллиардов рублей, это была текущая задолженность, месячная. Через 8 месяцев она составляла 99 миллиардов, выросла в 3,6 раза. В местные бюджеты была переплата 18 миллиардов, задолженность стала через 8 месяцев 110 миллиардов. При этом была задолженность по федеральному бюджету, которая была зафиксирована для участия в инвестиционном конкурсе, которая должна была быть погашена инвестором. На 01 января 1998 года она составляла 90 миллиардов в федеральный бюджет, через 8 месяцев она составляла 373 миллиарда. Итого, в среднем по всем платежам бюджета эта цифра выросла почти в 6 раз через 8 месяцев. В том числе, во внебюджетные фонды в 4,8 раза и в Пенсионный фонд в 6,5 раз. При этом была задолженность по пеням, штрафам. Она была реструктурирована, из цифры 670 миллиардов она стала 470 миллиардов, но это по указанию Правительства.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: свидетель, скажите, пожалуйста, как происходила приватизация ОАО «ВНК».

Свидетель Авалишвили Г.Д.: в соответствии с программой приватизации была предусмотрена продажа 15%-го пакета на денежном аукционе в 1996 году, я уже говорил об этом, и в 1997 году продажа инвестиционного пакета размером 34%. Это было сделано для того, чтобы привлечь в компанию стратегического инвестора, который мог бы развивать компанию. Это было обусловлено действующей программой приватизации, утвержденной Указом Президента. Кроме этого, акции «Восточной нефтяной компании» были закреплены в списке стратегических компаний, которые не подлежали раскреплению из собственности государства до конца 1998 года. То есть, программа приватизации предполагала продажу 15% и плюс 34%, итого 49 % акций должно было быть продано до 1998 года. Остальной пакет (контрольный пакет) должен был оставаться у государства по этому перечню до конца 1998 года. Исходя из этого, руководство компании (совет директоров, акционеры, соответственно, это в первую очередь государство) разработало мероприятия, которые вошли в программу, которая должна была быть выставлена на инвестиционный конкурс. В нее вошли задолженность по бюджетам (федеральный уровень особенно) по состоянию на 01 июля и другие инвестиции, которые необходимы были для «Восточной нефтяной компании». Программа была утверждена Правительством на основании согласования в органах власти. Это Министерство топлива и энергетики, Министерство гос. имущества, Министерство по антимонопольной политике и другие ведомства, которые отвечали за эту работу. Однако в мае 1997 года неожиданно выходит Указ Президента, который раскрепляет из федеральной собственности контрольный пакет. Буквально на второй день выходит Постановление Правительства в мае месяце, которое предполагает продажу акций «ВНК» на специализированном денежном аукционе. И получилось так, что действуют две нормы в отношении приватизации компании, это продажа на инвестиционном конкурсе и продажа на специализированном денежном аукционе. Так получилось, что эти два мероприятия были проведены в четвертом квартале почти одновременно. При этом результаты денежного аукциона, который состоялся в конце ноября – начале декабря 1997 года: стало известно, что околоконтрольный пакет (44%) приобрела группа компаний «РОСПРОМ»-«ЮКОС»-«МЕНАТЕП». При этом проведение инвестиционного конкурса было сорвано из-за отсутствия заявок, на инвестиционный конкурс была подана одна только заявка компанией, аффилированной с группой «РОСПРОМ»-«ЮКОС». По правилам необходимо не менее двух участников этого аукциона. В результате этого, так как группа «РОСПРОМ»-«МЕНАТЕП»-«ЮКОС» до этого приобрела на вторичном рынке порядка 9% акций, она получила более чем контрольный пакет (более 50%), а инвестиционный конкурс был сорван и не состоялся. Это вот как раз подоплека приватизации. Это привело к тому, что, по сути дела, было нарушено требование программы приватизации. Это привело к тому, что у компании не было инвестиций, и стратегический партнер как таковой на момент приватизации отсутствовал. Контрольный пакет, который получила группа, по сути дела, делал невозможным участие других компаний в приобретении или участие в инвестиционном конкурсе. И жизнь это показала: дальнейшие попытки провести этот конкурс, повторить в январе увенчались неудачей для Фонда имущества России. Это вот кратко по приватизации компании.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: еще такой уточняющий вопрос: кем и за какую сумму был приобретен контрольный пакет акций на конец 1997 года?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: аффилированные структуры «РОСПРОМ»-«ЮКОС»-«МЕНАТЕП» - различные предприятия: там четыре российских предприятия, две оффшорные компании, среди них, я помню, компания «Русские инвесторы», других не помню уже. 44%-й пакет был приобретен в эквиваленте где-то порядка 800 миллионов долларов.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: Вы упомянули здесь ряд компаний. Кому в действительности были подконтрольны эти компании, и кто на самом деле являлся владельцем большинства акций ОАО «ВНК»?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: эти компании, которые участвовали на денежном аукционе, они все приобретали по небольшой доле: до 20%, где-то 19%, где-то в этих пределах, но в целом результирующая этого пакета принадлежала и управлялась группой «РОСПРОМ»-«МЕНАТЕП»-«ЮКОС», во главе которых находился Михаил Борисович и Платон Леонидович.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: обозначьте фамилии этих людей, имена и отчества.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: Ходорковский Михаил Борисович и Лебедев Платон Леонидович.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: как команда во главе с Ходорковским и Лебедевым вступила в управление ОАО «ВНК»? Как это технически осуществлялось, что Вы наблюдали?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: буквально через короткий промежуток времени после того, как стали известны результаты подведения итогов на специализированном денежном аукционе (это был конец декабря 1997 года: 27 декабря), в Томск прибыла большая группа менеджеров группы компаний «РОСПРОМ»-«ЮКОС»-«МЕНАТЕП» во главе с Михаилом Борисовичем Ходорковским. Там присутствовал господин Дубов, Кукес, Раппопорт и другие чиновники рангом ниже. Приехали в Томск, в компанию: «Мы являемся собственниками компании, значит, компания принадлежит нам», и дальше начались все процедуры, связанные с вхождением в управление. Притом, что совет директоров компании «ВНК» состоял в основном из представителей государства, полностью состоял из представителей государства, и для того, чтобы вступить во владение компанией, необходимы были формальные процедуры для принятия решений: передача полномочий, проведение собрания акционеров, выборов совета директоров и так далее. Это буквально сразу произошло, в тот же месяц, в декабре 1997 года. Был назначен в ранге вице-президента господин Раппопорт Андрей Натанович, внедрен в структуру штатного расписания «ВНК», хотя такой должности не было, она была создана специально под него, без портфеля. Задача его состояла в том, чтобы контролировать изнутри компанию до того, как она будет передана новым владельцам. Параллельно после посещения Томска было посещение Стрежевого, вся эта команда с менеджерами «Восточной нефтяной компании» во главе с президентом «Восточной нефтяной компании» прибыла в Стрежевой, где было проведено совещание с руководителями «Томскнефти», на котором была рассказана ситуация, обнародована. Параллельно одновременно же все доверенности на право продажи нефти, на право подписания финансовых документов были аннулированы у работников «Восточной нефтяной компании» и были переданы доверенности лицам, которых представил Михаил Борисович Ходорковский. Это все происходило в 1997 году, до момента формального вхождения в управление компанией. Формально в управление компаний группа «РОСПРОМ»-«ЮКОС» вступила только в марте 1998 года.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: конкретно этих лиц, которым были переданы доверенности, Вы можете сейчас уточнить?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: я знаю несколько фамилий. Господин Атаманюк, который занимался реализацией нефти и нефтепродуктов. В основном люди (мы их в глаза не видели никогда) работали в Москве. Они работали в системе распределения нефти, это был орган при Министерстве топлива и энергетики, называлось ЦДУ - центральное диспетчерское управление, в компании «Транснефть», где оформлялись заявки. Среди них доверенность получал Кукес, Брудно и так далее. Я эти фамилии помню, остальных не помню. Там было очень много доверенностей.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: обозначьте, пожалуйста, по памяти, каковы были функции конкретные у Ходорковского, у Лебедева, Невзлина, Раппопорта и Гололобова в этой ситуации.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: Михаил Борисович Ходорковский осуществлял общее руководство, координацию деятельности группы, включая, скорее всего, и «Восточную нефтяную компанию», он принимал стратегические решения. Платон Леонидович Лебедев занимался финансовыми вопросами, это оптимизация налогов, заработной платы, займы, наверное, кредиты: все, что связано с финансовыми схемами. Андрей Натанович Раппопорт занимался вопросами контроля изнутри компании, все вопросы согласовывались с ним, и без его ведома не выходил ни один документ. Юрист Гололобов: от него исходили в основном документы: сообщения в электронном виде или нечто подобное без подписи, некие консультации, разъяснения, как вести себя относительно взаимоотношений с органами власти на местах.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: кому были адресованы эти электронные сообщения, поступавшие от Гололобова?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: они приходили на «Восточную нефтяную компанию», в адрес управ. делами - в канцелярию.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: и как управ. делами и другие сотрудники реагировали на эти рекомендации или посылки Гололобова?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: очень плохо реагировали, потому что указания без подписи, указания без соответствующих полномочий всегда вызывают такие вопросы.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: конкретизируйте, пожалуйста, действия и полномочия Раппопорта. Каким образом он контролировал компанию изнутри? В чем это выражалось?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: Андрей Натанович Раппопорт был вице-президентом без портфеля. Его задача была согласование всех исходящих документов, которые выходили из компании, переписка, платежные поручения, которые выставлялись президентом компании и главным бухгалтером по указаниям группы. И все совещания, планерки, которые проводились в компании, проходили с его участием, под его контролем.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: в чем выражались конкретные функции Лебедева, находящегося в данном судебном заседании, Платона Леонидовича? Конкретизируйте, пожалуйста.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: со стороны Платона Леонидовича Лебедева компания получала указания по сокращению фонда оплаты труда компании для того, чтобы сократить выплату подоходного налога. Я с ним встречался в Москве лично, он ставил такую задачу, и затем вызывались специалисты наши: финансисты, экономисты, чтобы работать в Москве по оптимизации выплат заработной платы. Подоходный налог тогда был одной из основных статей, которая перечислялась в бюджет области, сумма была очень большая, эквивалент платежа подоходного в бюджет составлял 100 000 тонн, это десятая часть месячной добычи. Поэтому сокращение этих затрат (они платились живыми деньгами) очень отрицательно и негативно сказалось вообще на имидже компании. Потому что до этого мы работали с органами Администрации, налоговыми органами, с Губернатором, у нас действовало соглашение о том, что мы выплачиваем определенный объем подоходного налога. Нам разрешалось выплачивать заработную плату, то есть каждый месяц эта схема рассматривалась в ручном режиме практически для того, чтобы имеющаяся задолженность федеральному бюджету не сказывалась в целом на хозяйственной деятельности компании. Поэтому сокращение этой доли налогов - это было убийственно в тот период.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: то есть, эти вопросы обязательно согласовывались с Лебедевым?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: не согласовывались, это были прямые указания.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: и расскажите, пожалуйста, о функциях Невзлина. В чем они выражались конкретно?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: я не сталкивался с Невзлиным. Знаю, что он занимался общими вопросами, связанными с пиаром, обеспечением деятельности в Москве. Я с ним не сталкивался фактически в этом плане, меня не касалась деятельность его. Поэтому не могу я сказать по нему белее конкретно.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: а Вы от кого и в какой форме получали, и какие указания, касающиеся Вашей деятельности?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: во-первых, эти указания давал Раппопорт в первую очередь на местах, президент компании Филимонов и, вот я сказал, Лебедев. Я несколько раз был в Москве, потом я отказался ездить в Москву, потому что приглашали на такие совещания, где ставились такие и подобные конкретные задачи. Я был всего лишь два раза в Москве в течение января, и больше я в Москву не ездил. Я отказался, сказал президенту, что я ездить в Москву не буду, чтобы получать такие задания.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: объясните, пожалуйста, характер заданий, которые Вы получали от Лебедева и от Раппопорта, в частности. От Филимонова также.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: это касалось в основном оптимизации выплаты налогов, сокращения налогооблагаемой базы, сокращения заработной платы работающим. Заработная плата должна была сократиться почти в два раза. Людям обещали выпадающую часть платить в виде кредитов, кредитования, и в основном разговор шел вот по этим схемам. Были и другие взаимоотношения с банками, касающиеся займов, которые мы получали до этого периода: как им не платить, как им, так сказать, оптимизировать выплату, отложить, отсрочку получить и так далее. Такого характера в основном.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: надо ли полагать, что Вы с такой экономической политикой были не согласны, и поэтому прекратили свои трудовые отношения?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: да, я был не согласен. Я неоднократно заявлял это президенту компании, что это путь в никуда, поэтому я через шесть месяцев уволился. Почему я не уволился раньше? Потому что президент просил меня очень долго оставаться, и я, в общем-то, старался его поддержать. Но я потом понял, что это бесполезно, и ушел в Администрацию Томской области.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: увольнение было вызвано исключительно Вашим желанием?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: да, я уволился по собственному желанию.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: обозначьте, пожалуйста, дату Вашего увольнения.

Свидетель Авалишвили Г.Д.: с 01 июля я уже работал в Администрации. Буквально сразу уволился и на второй день я уже пришел в Администрацию в должности вице-губернатора.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: если перейти к Вашей работе в Администрации Томской области, что Вы знали о событиях, происходящих в ОАО «ВНК», в частности, работая уже в Администрации Томской области? Из каких документов Вам это известно? От кого конкретно Вам это известно?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: работая в Администрации Томской области, я курировал работу экономических департаментов, финансовых департаментов, комитета по имуществу, управления по несостоятельности, координировал работу налоговых органов. И я постоянно был в курсе дела по взаиморасчетам, которые ведет «Томскнефть» и другие предприятия «Восточной нефтяной компании» с бюджетами области и муниципальных образований. Бюджет области формировался почти на 45% (до 50% доходило) за счет нефтяников, область была дотационной при этом, и поэтому малейшее колебание по платежам в бюджет ставило в очень сложное положение всю бюджетную сферу Томской области. Поэтому было поручение Губернатора, первого вице-губернатора отслеживать все вопросы взаимоотношений нефтяников с бюджетом и при малейших отклонениях принимать меры. Параллельно в состав совета директоров «Восточной нефтяной компании» входил Губернатор Томской области Кресс Виктор Мельхиорович, и мы постоянно были в курсе дела тех событий, которые происходили в «ВНК», на основании представленных материалов: отчетов, протоколов совета директоров или собраний акционеров. То есть, они обязаны были уведомлять его обо всех значимых событиях, которые проводились в компании. Поэтому я был в курсе дела, как и все мои коллеги по Администрации Томской области. Помимо меня, вопросами нефтяной отрасли занимался вице-губернатор Наговицын Вячеслав Владимирович, который курировал промышленный сектор (в его обязанности непосредственно входила работа с нефтяным комплексом), а также другие департаменты, которые отвечали за эту работу. Постоянно проводились совещания с участием налоговой полиции, налоговой инспекции, где делался отчет, доклад о состоянии дел по расчетам с бюджетом. Поэтому я был в курсе дела всех происходящих событий.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: а что Вам известно о взаимоотношениях ОАО «Томскнефть» и дочерних закрытых акционерных обществ и о выводе активов ОАО «Томскнефть» в дочерние закрытые акционерные общества в июле-августе 1998 года с участием перечисленных лиц?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: в июле и августе 1998 года началась реорганизация «Томскнефти», были созданы порядка тридцати дочерних компаний (ЗАО, ООО) добывающих и порядка девятнадцати компаний сервисного типа: транспортники, строители, монтажники и другая вся инфраструктура, которая обслуживает скважины. В закрытые акционерные общества были переданы основные фонды добывающие. Эти компании из себя представляли месторождения, где добыча нефти была рентабельной. Другие семь ООО созданы были на девяти промыслах, где добыча нефти была низкорентабельной или малорентабельной. Этим дочерним компаниям были переданы активы: скважины и вся инфраструктура, которая необходима для работы. Часть основных фондов потом была передана или продана за векселя сторонним компаниям, компании, взяв в аренду эти фонды, их эксплуатировали. Таким образом, летом произошла реорганизация «Томскнефти», из которой были выведены активы, осталась одна «Томскнефть» с лицензией на добычу нефти. За пределы ответственности «Томскнефти» были выведены практически все активы добывающие, при этом все это проходило с многочисленными нарушениями, которые фиксировались в то время территориальными органами федеральной власти: Комитет по имуществу, Управление по несостоятельности, Комитет природных ресурсов и другими органами. По сути дела, произошло расчленение нефтедобывающего комплекса на мелкие структуры, что значительно снизило эффективность промышленного потенциала. При этом реформирование осуществлялось под предлогом повышения эффективности производства. На каком-то этапе себестоимость добытой нефти была очень маленькая, низкая, но это было внешнее иллюзорное представление, которое было очень опасно в целом для развития нефтегазового комплекса. По сути дела, нефтяной комплекс как целый единый механизм, который занимается не только обслуживанием скважин, но и всей технологической цепочкой, был раздроблен на мелкие структуры, была потеряна управляемость этими структурами. Это привело к нерациональному использованию недр. При этом ответственность за работу этих предприятий несли только собственники этих предприятий. По сути дела, за них никто не отвечал. Добыча нефти была отделена от основных фондов, основные фонды были отделены от лицензии на право на добычу нефти. У «Томскнефти» было на тот момент 22,5 тысячи акционеров. Они в свое время вкладывали деньги в покупку акций, которые были наполнены нефтедобывающими активами. Акционер, который владел контрольным пакетом (38% «Томскнефти» – это контрольный пакет), по сути дела, получил право распоряжения всеми 100% активов «Томскнефти», получил право на управление компанией, на формирование доходов и распределение прибыли. При этом был использован механизм товарно-денежных потоков, в основу которого легли трансфертные цены, а затем и понятие скважинной жидкости.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: учитывая, что, как Вы объяснили, Ходорковский, Лебедев и группа ряда лиц завладела большинством акций ОАО «ВНК», то есть добилась права на стратегическое и оперативное управление этим обществом, с какой же целью тогда они добились вывода активов ОАО «Томскнефть» в эти дочерние ЗАО - закрытые акционерные общества? С какой целью все предпринималось, по Вашему мнению?

Свидетель Авалишвили Г.Д.: я думаю, что сама по себе «Восточная нефтяная компания» не являлась целью приобретения группы. «ВНК» – это оболочка с какими-то функциями. Эти функции абсолютно не нужны, с ними справляется и сама группа. Можно допустить к этому. А вот реорганизация активов в таком виде добывающих предприятий ставила одну цель: первое – это минимизировать расходы, снизить до минимума расходы по добыче нефти, при этом избавившись от прочей инфраструктуры, которая обременяет себестоимость одной тонны нефти, и снизить цену, применить внутрикорпоративную цену для того, чтобы минимизировать налоги. Это дает возможность единоличного управления, как я уже говорил выше, активами, обходя остальных акционеров, продавая нефть по рыночным ценам, и тем самым максимизировать прибыль, выведя ее за пределы «Томскнефти», соответственно, «ВНК» и территории Томской области.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.:
  1   2   3

Похожие:

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 23 октября 2009 года 10 часов 10 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
Этот протокол. Государственный обвинитель Лахтин В. А.: что-нибудь Вам известно об обстоятельствах проведения данного собрания? Заседания...
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 03 августа 2009 года 10 часов 50 минут. Судебное заседание продолжено
Судом ставится вопрос о замене секретаря судебного заседания Капусткиной М. И. на секретаря судебного заседания Мышелову О. И
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 08 октября 2009 года 10 часов 40 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
...
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 27 октября 2009 года 10 часов 40 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
...
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 29 октября 2009 года 10 часов 50 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
...
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 25 августа 2009 года 10 часов 40 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
Этот протокол. Государственный обвинитель Лахтин В. А. оглашает
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10 05 июля 2010 года 11 часов 00 минут. Судебное заседание продолжено
Судом ставится вопрос о замене секретаря судебного заседания Леньшиной М. И. на секретаря судебного заседания Астафьеву А. Ю
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 08 июля 2009 года 10 часов 35 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
...
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 16 сентября 2009 года 10 часов 35 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
...
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 05 октября 2009 года 11 часов 15 минут. Судебное заседание продолжено iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 03 сентября 2009 года 10 часов 30 минут. Судебное заседание продолжено. Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц
...
Разместите кнопку на своём сайте:
kurs.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kurs.znate.ru 2012
обратиться к администрации
kurs.znate.ru
Главная страница