Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова




НазваниеИдейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова
страница2/3
Дата конвертации24.03.2013
Размер332.09 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3
Идейно-изобразительное своеобразие художествен­но-публицистических очерков И.Канукова» – осуществляется разноаспектный литературоведческий анализ художественных очерков И. Канукова.

Очерки кавказского периода творчества обусловили репутацию И. Ка­ну­кова как самобытного осетинского писателя, владевшего оригинальной творческой манерой, которая свидетельствовала о недюжинном художественно-пуб­лицистическом даровании. Центральным направлением идейных замыслов и творческих усилий писателя было исследование и отображение современной ему горской жизни с целью развенчания в сознании массового русского читателя мифа об образе горца, созданного в романтической русской литературе, показывающей горца как «косматого дьявола» «в косматой бурке, в шапке черной», «со взведенной винтовкой». И. Кануков показывает горца во всех тонкостях общественного, семейного, религиозного уклада, со всеми особенностями его психологии.

Подобно русскому крестьянину, горец в изображении писателя находится в бедственном положении, усугубляемом вредными обычаями и адатами. С первых страниц своих очерков И.Кануков выступил как обличитель таких обычаев, несущих на себе печать выраженной антигуманности. И.Кану­ков правильно считал, что реалистическое, правдивое изображение горцев в художественной литературе будет способствовать сближению русского народа с народами Кавказа. Писатель в своих очерках раскрывает социальный, нравственный и духовный облик своего народа, отражает его национальный характер, призывает его к сближению с русским народом, а русскую администрацию – к изучению нравов и обычаев горцев, чтобы, управляя, не оскорблять их национального достоинства.

Все это находит свое отражение в первом очерке писателя «В осетинском ауле». Этот очерк имел большое значение для дальнейшего творчества И.Канукова. «В осетинском ауле» уже отчетливо проявилось тесное, органическое объединение публицистичности изложения и художественности изображения, что стало затем доминирующей чертой творческой манеры писателя. В жанровом отношении указанное произведение не просто этнографический, а социально-бытовой художественный очерк, исполненный психологизма. Жанр очер­ка для решения поставленных задач И. Кануков избрал не случайно. Очерк дал ему возможность оперативно познакомить русских читателей с явлениями жизни горца, а горцев призвать к единению с русским народом и через его посредство – к интеграции в европейскую культуру.

В очерке «В осетинском ауле» можно выделить также еще три проблемы: проникновение в осетинский аул новых общественно-экономических отношений; анализ бытия «истинного» горца; роль интеллигенции в жизни горцев. Можно говорить и еще об одной проблеме – о безысходной бедности аульчан. Основными причинами бедности аульчан являются, как показано в очерке, увлечение молодежи джигитством (молодечеством), а также штрафы. Страстным противником джигитства в очерке является сосед повествователя Хатацко, считающий джигитство гнусным занятием, разоряющим других; якорем же спасения от бедности он считает работу. Этот страстный противник обычая, освященного предками, является рупором идей самого автора.

Другой причиной бедности аульчан были разорительные штрафы, взимаемые официальными властями за ничтожные проступки. Все оштрафованные пер­сонажи (Бимболат, Гути, Саге) представлены в очерке как бесправные жертвы царящего произвола, охарактеризованы они с большой теплотой, сочувствием, и вызывают у читателя своим безропотным поведением глубокое сострадание.

В своем очерке автор обращается к форме дневника, что обусловливает обязательное использование таких речевых сигналов, как фиксация времени записи, «дробность» подачи информации, неполные предложения, средства автокоммуникации. Поскольку очерк написан в форме дневника, коммуникативной доминантой в нем является автокоммуникация, представляющая периодичность записи. Коммуникативность, структурное и семантическое единство текста проявляется в его композиции, реализующейся в членении очерка, а также в системе его образов и персонажей.

Текст очерка членится по дням записей. Каждая запись посвящена описанию какой-либо бытовой или социально-бытовой картины, что обуславливает членение текста, характеризующегося непрерывностью, на дискретные единицы. Границы каждой композиционной единицы в тексте определены и заданы автором, что способствует организации восприятия читателя.

В особенностях архитектоники текста проявляется его связность. Дневниковые записи соотносятся друг с другом и связываются на основе общих элементов – описания своеобразия быта и общественной жизни аула Брут.

Значительное место в очерке уделено этнографическим зарисовкам: правилам горского этикета, нихасу и др. Автор знакомит в своем очерке читателя с устным народным творчеством своего народа, повествует о народных суевериях, поверьях, о мифологическом представлении устройства Вселенной. Из мнений аульчан о Вселенной, изложенных в очерке, читатель представлял определенную картину мира, его модель, существовавшую в сознании простого горца, которые в совокупности служили основанием его культуры. Эта наивная картина мира определяла самобытность и своеобразие осетинского этноса описываемого периода. Гром в приведенной в очерке легенде обожествлен и наделен нравственным содержанием. Автор повествует о вере аульчан в чудодейственность талисманов, об излечении «обойденных чертями», о чудодейственном действии Корана. Мир горцев в очерке – мир поэтический и во многом привлекательный для повествователя. Отношение аульчан к природе, природным явлениям тем не менее существенно отличается от позиции повествователя. Суеверия, отраженные в рассуждениях и рассказах аульчан, их наивные представления о вселенной отрицаются рационально мыслящим автором, однако рассказам и рассуждениям горцев соответствует не прямая оценка, а обрамляющий историю или диалог комментарий. Повествователь имеет научную, реальную точку зрения на окружающий мир и явления природы. Горцы же на многие природные явления имеют фантастическую точку зрения и существующие у них объяснения считают исчерпывающими, при этом главным авторитетом являются мнения дедов и прадедов, а не наука, которую пытается внедрить в их сознание автор.

Чрезвычайно интересно и ярко описан в очерке свадебный обряд. Главным героем этой записи является юноша Данел – хорошо знающий горский этикет, прекрасный распорядитель танцами и сам отличный танцор. На примере образа Данела писатель показал жизнелюбие, богатый и светлый духовный мир простых людей, не теряющих присутствия духа, несмотря на свою ужасающую бедность. К своей тяжелой жизни Данел относится с юмором и старается найти в ней светлое и радующее душу. Своим жизнелюбием и веселым нравом он заражает окружающих, поэтому там, где Данел, всегда веселье, смех, радость. Именно такие люди, как Данел, пробуждают в бедных аульчанах светлые и радостные чувства.

В очерке ярко описан обряд введения невесты в дом жениха, «поведение жениха, шутки, связанные с ними, роль шафера в свадебном ритуале, подслушивание новобрачных, свадебный пир», действия свекрови, а также пожелания гостей новобрачным.

При характеристике похоронного обряда автор описывает действия аульного крикуна, оплакивание покойника, выражение соболезнования, поведение мужчин и женщин во время похорон, плач, ритуал погребения.

Подробно описаны в очерке разорительные для осетина поминки с огромным изобилием пищи. При этом писатель показывает, насколько сильно общественное мнение горцев, вынуждающее человека делать такие поминки.

Положение женщины в осетинской семье И.Кануков демонстрирует на примере своей молочной матери Дойон. Частые унижения, побои мужа, по сути роль рабыни в семье, безотрадное существование, полное невзгод и страданий, – вот удел современной писателю осетинской женщины. Писатель-гу­манист, страстный поборник справедливости, И.Кануков не мог мириться с ужасным положением горянки и неистово протестовал против бесчеловечного к ней отношения.

Языковые средства в очерке служат не только способом отображения языковой действительности, но и формой художественных образов. Образные средства очерка напрямую зависят от предмета изображения. Само же изображаемое служит источником изобразительных средств. Взаимодействие образных средств создает осязаемую картину незатейливого осетинского быта. Нередко автор использует в своем повествовании иносказательную изобразительность и выразительность слов, выражающуюся в употреблении метафоры, метонимии, иронии, сравнения, аллегории. Активность повествователя в тексте проявляется в комментариях, отступлениях, важна в очерке и речь персонажей. С помощью повествования, описаний, авторских рассуждений и высказываний персонажей изображаемая жизнь осваивается широко и свободно. Поскольку очерк построен в форме дневника, зачастую писатель воссоздает замкнутые в пространстве и времени картины (обычно в сакле), представляя сценические эпизоды. В других случаях сообщается о событиях, происходивших в разных местах аула или даже в другом ауле. Но в целом рассказывается о событиях, имевших место в одном ауле, на что указывает и заглавие очерка.

Что касается пространственной организации событий в очерке, то тут следует различать пространство повествователя и пространство персонажей. Доминирующим является пространство повествователя, подвижность точки зрения которого позволяет объединить разные ракурсы описания. Средствами выражения пространственных отношений в тексте и указания на различные пространственные характеристики служат различные языковые средства: синтаксические конструкции со значением местонахождения, предложно-падеж­ные формы с локальным значением, глаголы движения и др. Для образной системы очерка значима степень заполненности пространства, выражающаяся в подчеркивании «тесноты», окружающей горца.

Время в очерке имеет системный характер и представлено в разных проявлениях (время бытовое и историческое, время личное и социальное, авторское время и субъективное время персонажей). Этнографическое и бытовое повествование в очерке подается путем сценического воспроизведения отдельных ситуаций; рассказ о быте осетин, их образе жизни, жилище, социальной организации прерывается фрагментами текста, в которых отражается непосредственная позиция повествователя в момент речи. В очерке взаимодействуют два временных плана: план прошедшего и план настоящего. При этом превалирует прошедшее время, поскольку автор повествует о жизни горцев в виде хотя и недавно, но уже произошедших событий. Формы настоящего времени используются в очерке обычно в значении неактуального презенса. Художественное время в очерке одномерно, поскольку действие развертывается в одной и той же плоскости прошедшего времени, хотя и дни осуществления действий, описанные в очерке, разные, вместе с тем время нелинейно, так как рассказ о событиях прошлого нарушается самоперебивами, рассуждениями, комментариями, оценками.

Портреты персонажей, приведенные в очерке, статичны и оценочны. Жизнь личности воспринимается в связи с определенной социально-бытовой обстановкой и мотивируется ею.

В очерке «Горцы-переселенцы» повествуется о переселении горцев Северного Кавказа в Турцию. Сам автор был в числе переселявшихся и стал очевидцем трудностей переселения. Повествование характеризуется выраженной автобиографичностью. Своим очерком автор развенчивает наивные представления горцев о райской жизни на чужбине, с поразительной правдивостью описывая все ужасы предпринятого путешествия и показывая стремление турецких властей ассимилировать переселенцев.

В произведении отчетливо прослеживается взаимодействие собственно автобиографии с воспоминаниями, прерывность и нелинейность которых обусловливает ассоциативность повествования, мозаичность композиции, совмещение разных пространственных и временных планов, семантическую многоаспектность «я» повествователя, которое прослеживается в своеобразном раздвоении на «я» в прошлом и «я» в настоящем. Важнейшим признаком текста является установка на достоверность. Очерк построен как рассказ об одном событии в жизни автора и характеризуется ретроспективной установкой, выражающейся в воспоминаниях о прошлом, беллетризованных эмоциональными оценками и размышлениями писателя.

Композиция очерка во многом обусловлена его жанром, основанном на описании.

Очерк представляет собой описательно-повествовательный рассказ, членение текста в нем отсутствует, что свидетельствует о недискретности организации повествования, текучести, обусловленной последовательностью описываемых событий, мозаичностью изображаемых картин. В тексте преобладает монолог «я» повествователя, однако большую роль играют также описание обстановки (трудностей предпринятого путешествия) и авторские отступления, передающие оценку повествователя описываемым событиям. Связность текста основывается на местоименной субституции, лексических повторах, наличии союзов, соотнесенности грамматических форм. Автор предстает в очерке и как непосредственный участник описываемых событий и как творец самого произведения. И его творческая активность наиболее зримо проявляется в композиции очерка. Вначале И. Кануков называет причины, побудившие горцев к переселению, затем – вовлечение в этот процесс своей семьи, а потом уже описывает само путешествие, которое изображено в виде наиболее ярких и основательно врезавшихся в память писателя картин. Скупо, но емко описано пребывание переселенцев в Карсе, а затем описывается возвращение части горцев на родину.

Некоторые фрагменты текста не связаны непосредственно с текстом очерка: рассказ приехавшего из Турции горца, рассуждения автора о причинах искоренения идеалов прежних джигитов-абреков, описание праздной жизни алдаров, горского воспитания юношей, а также рассказ молодого горца Хасана. Между тем эти, прямо не связанные с сюжетом, фрагменты наряду с основным повествованием служат одной цели: счастливую и достойную жизнь нужно искать не в далекой и отсталой Турции с ее своеобразной и традиционной культурой, а у себя дома, на родной земле, воспринимая европейские ценности и обустраивая на европейский лад свой быт, не цепляясь за отжившие обычаи. Весь текст очерка пронизывает эта авторская мысль. Этому служат не только высказанные напрямую автором слова, но и сама структура повествования.

Огромное внимание уделяется в очерке трудностям предпринятого путешествия. Автор описывает опасную дорогу с крутыми подъемами и спусками, несносную жару днем и холод ночью, невыносимую жажду и недостаток самой простой пищи – хлеба. Скупо поданный в очерке пейзаж также служит передаче выпавших на долю переселенцев трудностей.

Персонажей в очерке немного, обрисованы они всего несколькими «мазками». Однако некоторые из них выглядят весьма рельефно.

Прежде всего это относится к отцу писателя, который являет собой типичного горца, придерживающегося традиционных взглядов в быту и на людях, у которого хватило мужества признать ошибочность переселения и вернуться на родину.

Другим персонажам автор уделяет значительно меньше внимания, чем отцу. Однако все они соединены между собой не столько ходом изображаемых событий, сколько логикой художественного мышления писателя. Наряду с образом отца и повествованием автора они раскрывают содержание произведения, являя одну из сторон его композиции. Исполнено трагизма описание образов матери и сестры.

Важнейшую роль играет в очерке повествователь, ведущий повествование от первого лица. Он является не только посредником между изображаемыми событиями, но и непосредственным их участником и истолкователем происшедшего, действующим лицом и, таким образом, наряду с другими персонажами, выступает одной из фигур изображаемых в произведении событий. Для повествователя в «Горцах-переселенцах» характерна высокая степень индивидуальности, субъективности изложения и одновременно ограниченности изображаемого его личной точкой зрения.

Читая очерк, мы видим в нем не только подробности переселения горцев в Турцию, но и художественно значимый монолог повествователя, резко осуждающего инициаторов переселения.

Вместе с тем автор, резко отрицательно относясь к переселению горцев в Турцию, стремится быть объективным и говорит о том, что одни горцы прижились на чужбине, а другие нет, для чего вводит в ткань своего очерка рассказ одного из переселенцев, довольного своей жизнью на новом месте. Однако рассказ его совершенно неубедителен. Гораздо более убедительным представляется рассказ молодого горца Хасана, являющегося убежденным сторонником перемен в жизни горцев на основе принятия европейских ценностей. В образе Хасана И. Кануков показывает предприимчивого, трудолюбивого горца с обостренным чувством нового, который ведет себя на своей земле не как гость, а как хозяин. Он идет в ногу со временем, чуток к изменяющимся обстоятельствам жизни. Такой человек не будет слушать рассказы о райской жизни в Турции. Он сам себе создает «рай» на родной земле.

Образные средства очерка определяются предметом изображения. Именно изображаемые картины и события являются источниками тропов. В очерке отдано предпочтение номинативной изобразительности слов. Эти сло­ва, подобранные писателем для обозначения эмоционально-выразитель­ных предметных деталей изображаемого, сами по себе, вне художественного контекста, лишены собственно речевой семантической эмоциональной выразительности, т.е. являются нейтральными. Однако под пером И. Канукова они служат созданию выразительных художественных картин. Из различных видов словесно-предметной изобразительности в очерке отдается предпочтение олицетворениям. И. Кануков использует в своем очерке также возможности интонационно-синтаксической выразительности. При этом наиболее распространенным явлением художественного синтаксиса очерка являются эпитеты. Находят применение в очерке риторические вопросы, объективации, риторические восклицания. В произведении используется также группа средств, моделирующих образ адресата, их представляют метатекстовые включения, представляющие собой толкования непонятных русскоязычному читателю слов. Метатекстовые конструкции в тексте очерка имеют двойную мотивировку. Во-первых, они служат требованиям когезии, а во-вторых, обеспечивают связь между автором, создающим текст, и воспринимающим этот текст читателем.

Чрезвычайно важным в использованном произведении является вопрос о пространственно-временном континууме. В тексте существуют две временные оси: ось рассказывания и ось описываемых событий. При этом художественное время обратимо, поскольку автор «воскрешает» события прошлого. Художественное время неразрывно связано с художественным пространством. В очерке пространственная точка зрения повествователя является одновременно и его временной точкой зрения, моделируется как закрытое, так и открытое пространство. Устойчивым образом, связанным с ограниченным пространством, является в очерке образ скалы. Примером открытого пространства может служить описание Черного моря.

В «Горцах-переселенцах» имеет место фольклорный мотив, выражающийся в создании песни молодыми горцами, а также в песне девушек перед отъездом в Турцию.

Путевой очерк «От Александрополя до Эрзерума» имеет теснейшие интертекстуальные связи с очерком «Горцы-переселенцы». Автор описывает свою командировку из Александрополя в Эрзерум. В очерке автор вновь возвращается к проблеме переселения горцев в Турцию, к событиям восемнадцатилетней давности и при этом практически воспроизводит целые куски текста, взятые из очерка «Горцы-переселенцы». Вместе с тем автор в своих путевых заметках весьма интересно в образной форме описал свое путешествие, дав ряд истинно художественных картин и описаний, касающихся образа жизни армян и турок. Своим очерком И. Кануков вновь развенчивает представление о Турции как о благополучном и богатом крае, показывая буквально скотские условия жизни армян и турок как в аулах, так и в Карсе, городе, «похожем на развалины», с ужасающей вонью от сточных вод. Еще хуже обстоит дело в Эрзеруме, где вовсе отсутствуют сточные воды, и падаль валяется прямо на улице. Учет фактора адресата в очерке прежде всего проявляется во включении в текст обращений к нему, чего не было в других очерках. Поддержание контакта с адресатом (читателем), связанное с моделированием в очерке аналога условий коммуникации, осуществляется также посредством использования форм второго лица. Для передачи национального колорита и в целях стилизации речи героев автор вводит в речь персонажа армянские и турецкие слова, которые толкуются во вставных конструкциях. Для временной организации очерка и его композиции значимо сопоставление прошлого и настоящего, при этом ретроспекция соотносится с настоящим положением вещей. Композиционно текст состоит из четырех неравных по объему фрагментов. Неравномерность композиционных частей текста является способом организации его художественного времени. Художественное время в очерке обратимо, многомерно и нелинейно. Пространственные характеристики описываемых в очерке картин и событий прошлого преломляются сквозь авторское восприятие. Используемые словесные образы мотивируются точкой зрения автора и зачастую имеют оценочный характер. Заглавие очерка сразу же вводит читателя в мир произведения, выражает основную тему текста, называя маршрут путешествия автора, т.е. место действия. Язык очерка отличается простотой и ясностью, а само повествование напоминает изустный рассказ.

В третьей главе –
1   2   3

Похожие:

Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconТематическое планирование 7 класс №
Введение. Изображение человека как важнейшая идейно-нравственная проблема литературы
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconПрограмма платного курса для учащихся
Основная мысль ученического высказывания и идейно-тематическое содержание литературного процесса
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconПушкин а с. Русская природа в стихотворениях а с. пушкина
Но принципы ее изображения, художественный метод, начиная с лицейского периода, постоянно менялись в зависимости от эволюции творческого...
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconИсторическая справка
Флористика – это особый вид творчества. Она объединяет в себе трепетное отношение ко всему живому, наблюдательность, умение увидеть...
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconПоложение о проведении окружного конкурса в жанре: «Художественное слово»
Городской Фестиваль детского и юношеского творчества «Юные таланты Московии» проходит в период с сентября 2010 года по август 2012...
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconТема урока Тип урока
Из древнерусской литературы. Жанровое и тематическое своеобразие древнерусской литературы
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconОбразовательная область «Художественное творчество»
Содержание образовательной области "Художественное творчество" направлено на достижение целей формирования интереса к эстетической...
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconПротокол №1 Педагогического совета От 27. 09. 2011 г. Дополнительная общеобразовательная программа «кружевница»
Комплексная программа по декоративно-прикладному творчеству предназначена для учащихся Центра детского творчества «Радуга». Обучает...
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconПрограмма и правила проведения вступительного испытания по обществознанию (2012 г.)
Составитель: Канукова З. В., профессор кафедры Российской истории и кавказоведения
Идейно-тематическое и художественное своеобразие кавказского периода творчества Инала Канукова iconПрограмма по истории западной философии раздел западноевропейская философия средних веков тема духовные и идейно-теоретические предпосылки западноевропейской философии средневековья
Тема духовные и идейно-теоретические предпосылки западноевропейской философии средневековья
Разместите кнопку на своём сайте:
kurs.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kurs.znate.ru 2012
обратиться к администрации
kurs.znate.ru
Главная страница