А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок




НазваниеА. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок
страница5/7
Дата конвертации06.02.2013
Размер0.82 Mb.
ТипУрок
1   2   3   4   5   6   7

14. Опровержение.

Опровержение - это логическая операция установления ложности или необоснованности ранее выдвинутого тезиса. Опровержение должно показать, что:

1. Неправильно построено само доказательство.

2. Выдвинутый тезис ложен или недоказан.

Есть 3 вида опровержения:

- опровержение тезиса;

- критика аргументов;

- выявление несостоятельности демонстрации.

Под аргументацией понимается собрание доводов в пользу тезиса в его композиционном единстве и процесс предъявления этих доводов. Опровержение – та же аргументация, но с «противоположным знаком», т.е. собрание доводов против отстаиваемого оппонентом антитезиса, или, если основной антитезис не сформулирован – против возможных сомнений и возражений относительно тезиса, а равно процесс презентации этих доводов.

Аргументация (включая опровержение) считается важнейшим композиционным блоком, поскольку именно ей принадлежит главная роль в убеждении аудитории, а, следовательно, в достижении риторических целей как таковых.

В опровержении могут использоваться те же разновидности аргументов, но с обратным знаком (например, руководитель химического предприятия заявляет, что польза продукции его предприятия для экономики страны неизмеримо выше, чем вред, наносимый загрязнением местного водоема).

Наилучшим считается опровержение, когда несостоятельность тезиса выводится формально-логически. Наряду с логическим доказательством и перечисленными выше стандартными методами риторической аргументации, существует обширный набор приемов, используемых преимущественно для опровержения антитезиса («аргумент к личности», «аргумент к невежеству», «аргумент к силе», введение в заблуждение многословными пустопорожними рассуждениями, манипулирование многозначностью слов, подмена понятий на омонимичные и т.д.).

Использовать их риторика не рекомендует по этическим соображениям, однако их следует знать, чтобы распознать у оппонента. Подобными приемами пользовались еще софисты в Древней Греции. Для их изучения сложилась специальная прикладная риторическая дисциплина – эристика. Поскольку софисты не составляли подробных списков своих приемов и уловок (иначе спрос на их преподавательские услуги снизился бы), подробное описание и систематизация уловок принадлежит более поздним временам. Среди известных работ в этой области – брошюра А.Шопенгауэра Эристика.

Наряду с учением о приемах, теория аргументации изучает также логические ошибки аргументации. К последним относятся, например, противоречие в определении по типу оксюморона (живой труп), определение неизвестного через неизвестное (жругр – это российский уицраор), отрицание вместо определения (кошка – это не собака), тавтология и др.
15. Искусство спора. Правила конструктивного спора. Уловки в споре.

Спор – столкновение мнений, позиций, в ходе которого каждая из сторон аргументировано отстаивает свое понимание обсуждаемых проблем и стремится опровергнуть доводы другой стороны.

Спор представляет собой важное средство прояснения и разрешения вопросов, вызывающих разногласия, лучшего понимания того, что не является в значительной мере ясным и не нашло еще убедительного обоснования. Если даже участники спора не приходят в итоге к согласию, в ходе спора они лучше уясняют как позиции другой стороны, так и свои собственные.

Искусство ведения спора называется эристикой. Эристика получила большое распространение в Древней Греции в связи с расцветом политической, судебной и моральной полемики. Первоначально эристика понималась как средство отыскания истины и добра с помощью спора, она должна была учить умению убеждать других в правильности высказываемых взглядов и, соответственно, умению склонять человека к тому поведению, которое представляется нужным и целесообразным. Но постепенно эристика выродилась в обучение тому, как вести спор, чтобы достигнуть единственной цели – выиграть его любой ценой, совершенно не заботясь об истине и справедливости. Широкое хождение получили разнообразные некорректные приемы достижения победы в споре. Это серьезно подорвало доверие к обучению искусству спора. Эристика распалась на диалектику и софистику.

Первая развивалась Сократом, впервые применявшим само слово «диалектика» для обозначения искусства вести эффективный спор, диалог, в котором путем взаимозаинтересованного обсуждения проблемы и противоборства мнений достигается истина. Софистика же, ставившая целью спора победу в нем, а не истину, существенно скомпрометировала саму идею искусства спора.

Использование в споре нечестных или некорректных приемов не способно, конечно, скомпрометировать саму идею спора как интересного и важного средства достижения взаимопонимания между людьми, углубления знаний о мире. Эристика как изучение спора и обучение искусству его ведения и правомерна, и полезна, но только при условии, что целью спора считается установление истины и добра, а не просто победа любой ценой.

Эристика не является отдельной наукой или разделом какой-то науки. Она представляет собой разновидность «практического искусства», подобного обучению ходьбе или музыке.

Условия ведения спора (сформулировал А.Л. Никифоров):

1. Должен существовать предмет спора - некоторая проблема, к которой относятся утверждения участников дискуссии. Если такой проблемы нет, то спор оказывается беспредметным.

2. Должна существовать реальная противоположность спорящих сторон. Если расхождения во мнениях о предмете спора нет, со спор перерождается в разговор о словах, где говорят по-разному одно и то же.

3. Необходима общая основа спора, т.е. некоторые принципы и убеждения, признающиеся обеими сторонами. Если таких общих положений нет, то спор невозможен.

4. Требуется знание предмета спора - бессмысленно вступать в спор о предмете, в котором ты ничего не понимаешь.

5. Также нужна способность терпеливо выслушивать собеседника (оппонента).

Корректные и некорректные споры

Тактические приемы, помогающие выиграть спор, можно разделить на корректные и некорректные, или лояльные и нелояльные. Первые носят преимущественно технический характер, в них есть элемент хитрости, но нет прямого обмана. Приемы второго рода – это разнообразные обманные действия.

Нужно изучать, конечно, и те и другие тактические уловки. Корректные – чтобы знать, как можно, пользуясь допустимыми средствами, отстоять свою точку зрения. Некорректные – чтобы предвидеть, что можно ожидать от неразборчивого в средствах противника, и уметь вывести его на чистую воду.

Спор – это борьба, и общие методы успешной борьбы приложимы также в споре. Во всякой борьбе очень ценна инициатива. В споре важно, кто задает его тему, как конкретно она определяется. Нужно уметь повести ход спора по своему сценарию.

Рекомендуется, далее, не обороняться, а наступать. Даже оборону лучше вести с помощью наступления. Вместо того чтобы отвечать на возражения противника, надо заставить его защищаться и отвечать на выдвигаемые против него возражения. Предвидя его доводы, можно заранее, не дожидаясь, пока он их выскажет, выдвинуть их самому и опровергнуть.

Рекомендуется также концентрация действий, направленных на центральное звено системы аргументов противника или на наиболее слабое ее звено. Можно применять в споре прием опровержения противника его же собственным оружием. Из принятых им посылок надо всегда пытаться вывести следствия, подкрепляющие защищаемый вами тезис. Особый интерес в этом случае представляют неожиданные для противника следствия, о которых он даже не подозревал.

Эффект внезапности можно использовать и многими другими способами. Например, придержать самые неожиданные и важные сведения к концу спора. Нередко, особенно когда предмет спора не является в достаточной мере определенным, может оказаться полезным не занимать с самого начала жесткую позицию, не спешить твердо и недвусмысленно определить ее. Иначе в переменчивых обстоятельствах спора трудно будет ее модифицировать и тем более от чего-то отказаться.

Принято считать, что нет ничего недозволенного и в таком приеме, как взять слово в самом конце спора, зная все аргументы выступавших и лишая их возможности развернутого ответа. Однако вряд ли этот прием демократичен: он доступен далеко не для каждого участвующего в споре.

 Некорректные приемы спора

Частый, но явно некорректный прием в споре – так называемая подмена тезиса. Вместо того чтобы обосновать выдвигаемое положение, приводятся аргументы в пользу другого утверждения, выдвигаемого вместо того, которое требовалось доказать. К примеру, надо показать, что на осине не могут расти яблоки; вместо этого доказывается, что они растут обычно на яблоне, и не встречаются ни на груше, ни на вишне.

Подмена тезиса может быть полной или частичной. Чувствуя невозможность доказать или оправдать выдвинутое положение, спорщик может попытаться переключить внимание на обсуждение другого, может быть, и важного утверждения, но не имеющего прямой связи с исходным положением. Иногда вместо тезиса доказывается некоторое более слабое утверждение, вытекающее из него. Многие приемы, указываемые далее, являются как раз модификациями этого замещения тезиса некоторым иным положением, переводящим спор в другое русло.

Еще один некорректный прием – использование ложных и недоказанных аргументов в надежде на то, что противная сторона этого не заметит. Употребление ложных, недосказанных или непроверенных аргументов нередко сопровождается оборотами: «всем известно», «давно установлено», «совершенно очевидно», «никто не станет отрицать» и т.п. Слушателю как бы оставляется одно: упрекать себя за незнание того, что давно и всем известно.

К одной из форм лжи иногда относится намеренное запутывание или сбивание с толку. В выступлении того, кто прибегает к такому приему, возможно, и содержится какая-то информация, но ее чрезвычайно трудно уловить. Некоторые некорректные приемы ведения спора, применяемые довольно часто, получили собственные имена.

Аргумент к публике – вместо обоснования истинности или ложности тезиса объективными доводами пытаются опереться на мнения, чувства и настроения слушателей. Воспользовавшийся этим аргументом человек обращается не к своему партнеру в споре, а к другим участникам или даже случайным слушателям и стремится привлечь их на свою сторону, апеллируя преимущественно к их чувствам, а не к разуму.

 Так, на одной из дискуссий по поводу теории происхождения видов Ч. Дарвина епископ Вильберфорс обратился к слушателям с вопросом, были ли их предки обезьянами. Защищавший данную теорию биолог Т. Хаксли ответил на это, что ему стыдно не за своих обезьяньих предков, а за людей, которым не хватает ума и которые не способны отнестись всерьез к выводам Дарвина. Довод епископа – типичный аргумент к публике. Тем, кто присутствовал на этой дискуссии, проходившей в конце XIX в., казалось не совсем приличным иметь своими пусть и отдаленными предками обезьян.

Аргумент к личности – противнику приписываются такие недостатки, реальные или только мнимые, которые представляют его в смешном свете, бросают тень на его умственные способности, подрывают доверие к его рассуждениям.

Такого рода «критика» противника, приписывание ему нехороших черт или порочащих мотивов ведут к тому, что уже не сущность того, что он говорит, а сама его особа становится предметом обвинений. Даже если упреки в адрес противника справедливы, этот прием некорректен, поскольку меняет плоскость спора. Из того, что человек допускал какие-то промахи, вовсе не следует, что и к сказанному им сейчас надо отнестись с недоверием. Жонглирование отрицательными характеристиками личности противника, не имеющими никакого отношения к существу рассматриваемого вопроса, в товарищеском споре, разумеется, недопустимо.

Особенно обидным аргумент к личности оказывается тогда, когда один из спорящих приписывает другому свои собственные отрицательные черты или порочащие мотивы. О совете одного пройдохи поступать именно так вспоминал И.С. Тургенев:

 – Если вы, например, ренегат, – упрекайте противника в том, что у него нет убеждений! Если вы сами лакей в душе – говорите ему с укоризной, что он лакей... лакей цивилизации, Европы, социализма...

Можно даже сказать: лакей безлакейства! – заметил я.

И это можно, – подхватил пройдоха.

 К числу аргументов к личности можно отнести и случай, когда с целью опровержения какого-то обвинения выпячиваются достоинства подзащитного.

 Так поступает, например, адвокат, говорящий в суде:

Господа присяжные заседатели, господин судья! Мой клиент признался, что воровал. Это ценное и искреннее признание. Я бы даже сказал, что оно свидетельствует о необыкновенно цельной и глубокой натуре, человеке смелом и честном. Но возможно ли, господа, чтобы человек, обладающий такими редкостными качествами, был вором?

 Аргумент к человеку в поддержку своей позиции приводятся основания, выдвигаемые противной стороной в споре или вытекающие из принимаемых ею положений.  Например, школьники просят учителя ботаники вместо урока отправиться в лес. При этом они ссылаются на то, что, как он сам не раз говорил, непосредственный контакт с природой – лучший способ узнать ее тайны.  Такого рода довод является нечестным только в том случае, когда человек, прибегающий к нему, сам не разделяет данного убеждения и только делает вид, что он присоединяется к общей платформе.

Аргумент к тщеславию расточение неумеренных похвал противнику в споре в надежде, что, тронутый комплиментами, он станет мягче и покладистей. Этот довод можно считать частным случаем аргумента к личности. Как только в дискуссии начинают встречаться обороты типа «не подлежит сомнению глубокая эрудиция оппонента», «как человек выдающихся достоинств, оппонент...» и т.п., можно предполагать завуалированный аргумент к тщеславию.

Аргумент к несмелости, или к авторитету, – обращение в поддержку своих взглядов к идеям и именам тех, с кем противник не посмеет спорить, даже если они, по его мнению, не правы. Например, в дискуссии по мировоззренческим вопросам одна сторона ссылается на авторитет великих ученых: физиков, математиков, химиков. Другая сторона чувствует, что эти авторитеты в частных областях далеко не всегда правы в самых общих вопросах, но не рискует высказаться против них.

 Аргумент к физической силе («к палке») – угроза неприятными последствиями, в частности угроза применения насилия или прямое употребление каких-то средств принуждения. Скажем, наставляя не соглашающегося с ним сына, отец грозит, что накажет его, если тот принесет из школы тройку.

 Аргумент к невежеству ссылка на неосведомленность, а то и невежество противника в вопросах, относящихся к существу спора; упоминание таких фактов или положений, которых никто из спорящих не знает и не в состоянии проверить. Допустим, приводится известный принцип, но сформулированный на латыни, так что другая сторона, не знающая этого языка, не понимает, о чем идет речь, и вместе с тем не хочет этого показать. Иногда неспособность противника опровергнуть какое-то утверждение представляется как довод в пользу этого утверждения: «Можешь доказать, что никто не способен читать мысли другого?» – «Нет, не могу». – «Значит, должен согласиться с тем, что кто-то способен это делать».

 Аргумент к жалости – возбуждение в другой стороне жалости и сочувствия. Например, студент, не сдавший экзамена, просит профессора поставить ему хотя бы удовлетворительно, иначе его лишат стипендии.

 Все эти аргументы являются, конечно, некорректными способами защиты своей позиции. Но нетрудно заметить, что применение одних легче понять и извинить, чем употребление других. Некоторые же ничем нельзя оправдать.

Недопустимы в споре и такие уловки, как умышленный уход от темы, длинные разглагольствования о вещах, не имеющих никакого отношения к обсуждаемым вопросам, попытки запутать основную мысль в чаще всяких деталей и подробностей, чтобы затем незаметно направить внимание участников спора на то, что кажется выигрышным, и т.п.

Известно, что наши недостатки суть продолжения наших достоинств. Но если мы потворствуем даже лучшему из недостатков, он разрушит лучшую из наших добродетелей. Гибкость ума – прекрасная черта человека. Однако, если она направляется на то, чтобы с помощью уловок и обманных приемов выдавать ложное за истинное, а неправое за справедливое, она становится препятствием на пути познания человеком мира и жизни.
16. Пять частей классического риторического канона

Риторический анализ позволяет понять, как устроена готовая речь, то есть проследить путь от мысли к слову. Для этого используется такое понятие как риторический канон.

Этапы классического риторического канона:

  1. Инвенция – изобретение (найти что сказать).

  2. Диспозиция – расположение изобретения.

  3. Элокуция – словесное оформление мысли.

  4. Меморио – запоминание.

  5. Actio hypocrisis – произнесение (исполнение) речи.

Инвенция предполагает осмысление речи, подразделение ее на ряд подтем. То есть на этом этапе фиксируется все богатство, наличие идей.

Диспозиция предполагает перегруппировку идей и их построение в том порядке, в каком они бы выполнили главную задачу речи. В виду линейности речи выделяется следующая структура: введение; предложение; повествование; подтверждение; опровержение; заключение.

Элокуция – это этап словесного оформления речи. Важен отбор слов и словосочетаний; смысловой, семантический, стилистический, звуковой отбор слов. Здесь же осуществляется выбор тропов и фигур речи (образные средства для выражения смысла речи – «цветы красноречия»).

Actio hypocrisis – произнесение речи на публике предполагает умение пользоваться навыками и техникой речи (голос, интонация, жесты, мимика).
17. Расположение или композиция материала (dispositio).

В эту часть входит учение о порядке расположения и об основных блоках структуры текста или речи. Основу канона «расположение» составило учение о хрии, или о композиции речи. На базе учения о хрии возникли такие современные дисциплины, как учение о литературной композиции и теория композиции как часть теории текста.

Основных блоков структуры текста или речи насчитывается от трех (вступление - основная часть - заключение) до семи (вступление - определение темы с ее подразделениями - изложение - отступление - аргументация или доказательство собственного тезиса - опровержение - заключение). К этим блокам можно добавить еще один блок - заглавие текста.

Подробное разделение используется для текстов, относящихся к функциональным разновидностям языка (научной и деловой речи, публицистике). Оно не всегда применимо к анализу художественных произведений. Для обозначения структурно композиционных частей последних в литературоведении чаще используется другой ряд терминов: зачин – завязка – кульминация – развязка – концовка.

1) Заглавие. Как отдельный блок в традиционной риторике не выделялось. Значение заглавий возросло с развитием риторики массовой коммуникации. Здесь заглавие (или название телепрограммы) стало рассматриваться как средство привлечения внимания адресата к тексту газетной публикации или к телепередаче в условиях альтернативного выбора, связанного с постоянным увеличением числа поступающих к адресату сообщений.

2) Вступление. Его функции состоят в том, чтобы психологически подготовить аудиторию к восприятию темы. Вступление рекомендуется строить так, чтобы сразу же заинтересовать слушателей темой и сформировать благоприятные психологические условия ее презентации. Для этого можно обосновать выбор темы, выразить уважение к аудитории и оппонентам, показать общий содержательный фон, на котором будет развертываться тема. В зависимости от вида аудитории, характера темы и ситуации коммуникации, автор должен выбрать одно из видов вступления: обычное (для некоторых типов текстов существует стандартная форма вступлений), краткое, сдержанное, нестандартное (парадоксальное), торжественное и др.

Различают 4 вида вступления (с подработкой; с поводом; прямое, конкретное; размышление)

  1. с подработкой (долгое, растянутое)

- слова, вызывающие улыбку

- радость по поводу общения

- слова благодарности

  • слова, привлекающие внимание (входите быстрее, рассаживайтесь) – произносятся в самом начале речи

  • ссылка на место (мы опять собрались здесь все вместе, мы впервые здесь)

  • общий комплимент

  • конкретные обращения («я вижу здесь присутствуют …такой-то и такой-то». Перечисление производить по субординации)

  • личные воспоминания

  1. с поводом (способы сравнения с данной ситуацией)

  • анекдот

  • притча

  • ситуация

  • цитата

  • эпизод

  1. прямое, конкретное

  • «Я хочу сразу начать рассказ с того-то и того-то»

  1. размышление

  • риторический вариант (Куда катиться мир?)

  • патетический вариант

  • перечень основных тем речи

Здесь же нужно заметить, что вступление, как и некоторые другие структурные блоки (например, аргументация), может присутствовать в тексте либо только один раз, либо сопровождать введение каждой новой подтемы.

3) Определение темы и подразделения ее. Здесь автор прямо определяет то, о чем он собирается говорить или писать далее, и перечисляет важнейшие вопросы, которые он хочет осветить (аспекты темы). В ряде жанров специальной коммуникации (учебная лекция, научная статья) здесь может быть предложен план дальнейшего сообщения. Подразделение темы должно отвечать ряду критериев: быть логически целесообразным; содержать только существенные, приблизительно равнозначные аспекты темы. Если главной задачей является убеждение аудитории, риторика рекомендует строить подразделение по нарастающей: от наименее убедительных к наиболее убедительным аспектам темы. Определение темы и тезиса может следовать как перед изложением, так и после него, предваряя аргументацию.

Прямое именование темы не обязательно для философских и художественных произведений. Более того, указание темы, особенно в самом начале, может негативно сказаться на эффективности воздействия подобного рода произведений на аудиторию.

4) Изложение. Последовательный рассказ о различных сторонах предмета в соответствии с представленным планом. Различают два метода изложения:

(1) естественный, сюжетный, исторический или хронологический метод, когда отобранные факты автор представляет в их хронологической или иной естественной последовательности (сначала причина, потом следствие и т.п.);

(2) искусственный, фабульный или философский метод, когда автор отступает от естественной последовательности и следует созданной им самим логике развертывания темы, желая повысить занимательность, конфликтность сообщения, удерживать внимание аудитории с помощью эффекта нарушенного ожидания. При этом после сообщения о более позднем во времени событии может следовать сообщение о более раннем событии, после рассказа о следствиях – рассказ о причинах и т.д.

5) Отступление или дигрессия, экскурс. Здесь кратко характеризуется предмет, который связан с основной темой лишь косвенно, но о котором автор считает необходимым рассказать аудитории. Не является обязательной композиционной частью. Жестко место отступления в композиции также не зафиксировано. Обычно отступление располагается либо по ходу изложения, либо после изложения и перед аргументацией. Отступление может использоваться для снятия умственного напряжения, если тема требует серьезных интеллектуальных усилий аудитории и автора, или эмоциональной разрядки, если автор случайно или намеренно затронул эмоционально небезопасную в данной аудитории тему.

6) Аргументация и опровержение.

7) Заключение. В заключении кратко повторяется основное содержание текста, воспроизводятся наиболее сильные аргументы, подкрепляется нужное эмоциональное состояние слушателей и их положительный настрой по отношению к тезису. Заключение должно перекликаться со вступлением, должно ставить точку, надо сделать предконцовку, то есть обратить внимание на то, что сейчас будет заключение.

В зависимости от того, какую из этих задач автор считает наиболее важной, он может выбрать и соответствующий тип заключения: суммирующее, типологизирующее или апеллирующее.
18. Средства усиления выразительности: тропы и фигуры

Риторические средства позволяют представить содержание речи наглядно, увлекательно и убедительно, а значит, помогает активно воздействовать на слушателя.

«Фигурами речи называются предложения и комплексы предложений, которые, становясь типическими формами, идентично повторяются. Таковы меткие выражения, которые всегда на языке. Они необходимы, чтобы сделать сообщение более коротким, быстро запоминаемым» (Карл Ясперс).

 Приводимые средства различны по своей ценности и потому используются в различной степени (например, сравнение чаще, чем преувеличение); эти средства дают большие возможности, но ни в коем случае не должны использоваться все вместе в одной речи; многие средства применяются в тесной взаимосвязи, даже если они в целях систематики приведены отдельно (например, цепь приводит к повышению, образ лежит в основе сравнения).

Обзор риторических средств и их воздействие на слушателя

 Риторическое средство

Воздействие 

1. Пример, подробность

2. Сравнение

3. Образ (метафора), образный ряд

4. Рассказ 

 Образность

5. Повтор

6. Разъяснение

7. Рафинирование (обобщающий повтор)

8. Призыв (восклицание)

9. Цитирование

10. Перекрещивание (хиазм)

 Убедительность

11. Повышение напряжения (климакс)

12. Противопоставление (антитеза)

13. Цепь

14. Промедление (запаздывание)

15. Неожиданность

16. Предуведомление

Увлекательность

 

17. Игра слов

18. Намек

19. Описание (парафраза)

20. Преувеличение (гипербола)

21. Кажущееся противоречие (парадокс) 

Эстетическое Образность

22. Вставка

23. Предупреждение или постановка возражения

24. Мнимый вопрос (риторический)

25. Переименование (синекдоха)

Коммуникативность (подключение слушателей)

Самих фигур насчитывается около сотни, однако одновременное использование латинских и греческих названий, к которым добавились и наименования из новых языков привели к тому, что для обозначения этих фигур на протяжении веков стало использоваться значительно большее число дублетных или синонимичных терминов.

Тропы - (от греч. оборот речи) слова и выражения, используемые в переносном значении с целью усилить образность языка, художественную выразительность речи. В основе любого тропа - сопоставление предметов и явлений. К тропам относятся аллегория, гипербола, ирония, литота, метафора, метонимия, оксюморон, перифраз, синекдоха, сравнение, эпитет.

Эпитет - определяющее слово, преимущественно тогда, когда оно прибавляет новые качества к значению определяемого слова. Ср. у Пушкина: "румяная заря"; особое внимание теоретики уделяют эпитету с переносным значением (ср. у Пушкина: "дней моих суровых") и эпитету с противоположным значением - так наз. оксюморону (ср. Некрасова: "убогая роскошь").

Метафора - отдельные слова или выражения сближаются по сходству их значений или по контрасту: "говор волн"; "шелковые ресницы"; "ситец неба голубой"; употребление слова в переносном значении: "ропот моря".

Метонимия - разновидность метафоры, состоящая в замене одного слова другим на основе связи их значений по смежности: "Ликует буйный Рим" (М. Лермонтов); "Шипенье пенистых бокалов" (А. Пушкин).

Олицетворение — вид метафоры, наделение неодушевленных или абстрактных предметов, явлений, событий, их качеств и свойств, признаками и свойствами человека (чувствами, мыслями, речью и т.п.). Используется при описании явлений природы, окружающих человека вещей. Например: "Звезда с звездою говорит" (М. Лермонтов).

Оксюморон [греч. - "острая глупость"] - нарочитое сочетание противоречивых понятий. Пример: "Смотри, ей весело грустить/Такой нарядно-обнаженной" (Ахматова). Частный случай оксюморона образует соединение существительного с контрастным по смыслу прилагательным: "убогая роскошь" (Некрасов).

Антитеза - один из приемов стилистики, заключающийся в сопоставлении конкретных представлений и понятий, связанных между собой общей конструкцией или внутренним смыслом. Напр.: "Кто был ничем, тот станет всем". : "Я царь, - я раб, - я червь, - я бог" (Г. Р. Державин) или в заглавиях - "Война и мир" Л. Н. Толстого, "Преступление и наказание".

Эвфемизм - замена описательным оборотом слова, по каким-либо причинам признаваемого непристойным. Гоголь: "обходиться с помощью платка".
19. Подготовка к выступлению. Искусство запоминания.

Правила подготовки речи:

1. Выдели время. Хотя в истории были случаи, когда речи, произнесенные экспромтом или подготовленные за очень короткое время, получались удачными и достигали цели, однако это не является общим правилом.

2. Работай систематически. Бесконечно много времени теряется впустую, если работа не ведется систематически. Гете в мае 1798 г. писал Шиллеру: «Чрезвычайное обилие материалов, которыми я располагаю, привело бы меня в отчаяние, если бы не большой порядок, в котором я содержу бумаги, это позволяет мне ежечасно повсюду принимать решительные меры, каждый час использовать соответственно обстоятельствам и двигать вперед одно за другим». К систематической работе относится, прежде всего, обдуманная последовательность всех этапов работы.

Тщательная подготовка речи включает, по моему опыту, следующие десять рабочих шагов (этапов):

  1. Сбор материала.

  2. Отбор материала и его организация.

Отбор материала и его организация тесно связаны между собой. Когда из накопленного материала вы отбираете важнейший для речи, уже тогда вы продумываете способ наилучшей организации материала.

Мы должны просматривать свои заметки вновь и вновь. Делать это следует, во-первых, с радостью охотника за бабочками, влюбленного в красоту своей коллекции, во-вторых, чтобы выбрать нужное, в-третьих, чтобы удалить устаревшее.

Уже упоминалось, что самое трудное в собирательстве – это выбрасывание. Каждый просмотр материала ведет к дальнейшему его уяснению и соединению деталей. Ум берется за дело. Конечно, «оратору нужно гораздо больше строительного материала, чем он впоследствии употребит» (Киллиан). Но при строгом отборе мы берем лучшее, отделяя существенное от менее важного. Слишком большое количество материала не пойдет впрок любой речи. «С духовной пищей получается так же, как с едой: мы питаемся не тем, что съедаем, а тем, что усваиваем» (Вальтер Винклер).

Вопрос должен звучать так: в чем моя главная цель? чего я хочу достичь? к чему я стремлюсь?

Теперь строгий отбор должен быть ориентирован точно на тему речи. «Мастер проявляется прежде всего в отсечении всего лишнего. Наш взгляд направлен лишь на существенное. Не количество материала приносит успех, но его проработка» (Науманн).

  1. Обдумывание материала (медитация, связка деталей, комментирование материала).

За сбором и отбором следует обдумывание материала, установление связей, комментирование. В целом этот процесс можно назвать «инкубационным периодом». К нему относятся проверка фактов и уточнение мыслей, их упорядочивание (монтаж, архитектура), их варьирование.

Внутренними предпосылками плодотворной подготовительной работы являются:

  • Самоопрос. (В чем причина, каково действие факта? Какова суть, главная мысль, которую я должен донести до слушателя? И так далее.) Постановка вопросов самому себе является средством активизации мысли. Если есть вопрос, значит, существует ответ. «Подумай над детским вопросом: что делает ветер, когда он не дует?» (Эрих Кестнер).

  • Чередование состояний размышление вслух и прослушивание «внутреннего голоса». Выбрав время, мы молча медитируем, внутренне сосредоточившись, затем снова высказываем наши мысли уже вслух или вполголоса. Эта смена состояний обычно приводит к уяснению мысли. Философ Иоганн Готтлиб Фихте указывал на важность размышления вслух. Он пишет: «Размышление вслух дает новую степень ясности и определенности. Оно объединяет чувство и разум; абстрактнейшие идеи последнего обостряет, а образы первого упрощает и упорядочивает».

  • Терпеливая, систематическая работа над текстом – соединение частей, рациональная организация материала и эффективная разработка формулировок. Плиний пишет о художнике Апеллесе, который не позволял себе ни дня без хотя бы одного мазка кистью: nulla dies sine linea (ни дня без линии). Регулярная работа ведет к большему успеху.

  1. Первая редакция ключевых слов (предварительная редакция).

Мы установили результат предшествующей работы в виде ключевых слов. Ключевые слова располагаются определенным образом, ясно читаются; образуют каркас понятий, на котором держится речь. Первая редакция ключевых слов, как правило, еще не очень тщательная. Отмечают все важные смысловые элементы. Хорошо удавшиеся формулировки по мере необходимости фиксируют в полном словесном объеме. Отделяют первостепенное от второстепенного: подчеркиванием, выделением Цветом или изменением размера букв.

  1. Стилистическое оформление главной части (упражнение в словесном оформлении).

  2. Формулирование вступления и заключения.

  3. Общий контроль.

Вот история XVI столетия: один меценат, наблюдая за Микеланджело, когда тот тщательно обрабатывал детали своего произведения, удивленно воскликнул: «Все, что ты изменяешь, в сущности мелочи!» На что художник ответил: «Конечно, мелочи. Но к совершенству ведут мелочи, а совершенство – то, в чем мелочей нет». Последнее высказывание справедливо и в отношении к речи. Речь можно назвать совершенной, если улучшились все, даже ее заведомо мелкие детали.

Далее во время общего контроля осуществляют последнюю шлифовку, последнюю риторическую подготовку. Тут и там выполняется полировка до глянца или «наводится блеск» Мы обращаем особое внимание на уравновешенность пропорций отдельных разделов речи. Не придаем ли мы «в пылу борьбы» слишком большой вес некоторым фактам? Или, напротив, не подверглись ли иные недооценке? Попытайтесь мысленно отойти на некоторое расстояние и представить себя в роли слушателя, но особенно в роли оппонента. Проверьте аргументацию, связки, главные положения.

При общем контроле, прежде всего, устанавливают второстепенное и лишнее в речи.

  1. Вторая редакция ключевых слов (окончательная редакция).

Второй конспект ключевых слов должен быть тщательно отредактирован, упорядочен и легко читаем (даже при плохом освещении). Чем больший у оратора опыт, тем лаконичнее, в конце концов, конспект ключевых слов. В некоторых случаях требуется лишь только подкрепление памяти, например, с помощью выделения основных частей отдельных разделов речи.

  1. Мысленное освоение.

Усвоение речи (доклада) на память – в большей степени процесс внутреннего обучения, чем поверхностное заучивание наизусть.

Хорошо зарекомендовала себя следующая техника:

  • Мы запоминаем основные мысли (и целевые высказывания).

  • Мы усваиваем план речи (ее структуру).

  • Мы запоминаем часть за частью конспект ключевых слов (тщательно записанный). (многократное чтение; упражнения в словесном формулировании.)

Используйте свое время. Есть много «мертвых» часов и минут, например, когда мы ждем, когда едем в транспорте и т.д. Лучшее упражнение в концентрации состоит в том, чтобы про себя спокойно проговаривать речь, медленно следуя плану, подобно движению кадров при замедленной съемке.

  1. Риторическое освоение (проба речи).

Последним рабочим шагом при подготовке является пробное произнесение речи. Как правило, определенное игровое пространство отводится импровизации («переподготовка» приводит к чрезмерной сухости речи!). Речь не должна застыть в окончательно отлитом виде. Она остается, так сказать, в подвижном агрегатном состоянии. Следует как можно точнее представить себе место выступления и своих слушателей.

Рабочие этапы 1–6, а также 9 и 10 частично пересекаются по времени.

Если же нужно готовить, как это часто бывает, в короткие сроки много небольших деловых сообщений из разряда рутинных, то систему подготовки можно естественным образом упростить: сбор материала – ключевые слова – введение – заключение – краткий просмотр целого и затем речь.

Еще небольшое замечание к докладу на съезде или конгрессе: зачастую оратор оказывается в мучительной ситуации: ему необходимо сократить доклад из-за общего недостатка времени. В этом случае лучше всего обдумать две редакции сообщения, длинную и короткую. В большинстве случаев трудно сократить речь, уже стоя на трибуне. Тогда мы слышим заикание и стоны докладчика, который из-за дефицита времени, к сожалению, не может изложить все сообщение. Собравшихся охватывает неловкость, и оборванная речь оратора не оказывает нужного действия. Если на съезде выступают ораторы один за другим, то хорошо делают те, кто сокращает свое выступление с учетом содержания и длительности других сообщений.

Искусство запоминания

Каждый, желающий стать оратором, должен тренировать свою память. Возьмите за правило ежедневно выполнять определенное задание: заучивать стихотворение или небольшую газетную статью и т.д. Уинстон Черчилль подал в отставку, когда не смог вспомнить повестки дня последнего заседания кабинета министров. Он полагал, что правительство Великобритании не может возглавлять человек с нарушениями памяти.

Настоящая тренировка памяти не является механической зубрежкой. Механическое заучивание наизусть – непродуманное освоение материала, который слабо закрепляется на поверхности памяти. Как же подчинить себе память? Опыт показывает, что укрепление памяти можно достичь прежде всего комплексным воздействием трех составляющих:

  • концентрации (повышения способности к восприятию);

  • создания ассоциаций (мостиков памяти);

  • повторения.

Концентрация обусловлена тремя факторами:

  • степенью интереса и способностью к концентрации;

  • побочными соображениями;

  • способностью отключаться от происходящих событий.

Один обладает моторной памятью, как Наполеон, человек, возможно, с наилучшей в свое время памятью на имена: он трижды записывал каждое новое имя, выбрасывал записку и запоминал его. Человеку, настроенному на акустическую память, рекомендуется заучивать вслух: ему нужно слышать то, что он учит. Опорой памяти для людей, настроенных на визуальное восприятие, служит, например, обдуманное расположение ключевых слов (подчеркивание, раскрашивание, а также рисунки, усиление памяти с помощью схем). Прежде всего решите, к какому типу вы относитесь; настойчиво и не жалея времени рассмотрите и обдумайте то, что хотите выучить. У «плохой памяти» часто лишь одна причина: поверхностное, небрежное знакомство с материалом для заучивания. Лучше по мере надобности выучить меньше, но это малое выучить основательно.

Повторение необходимо как средство, обеспечивающее запоминание, но оно не должно применяться механически. Три практических совета.

  • Чтение вслух способствует лучшему усвоению материала (так как соединяет зрение и слух). Для повторения возьмите по мере надобности лишь небольшую часть материала, но такую, которую вам нужно основательно запомнить.

  • При повторении делайте перерывы (созидательные паузы). Намного эффективнее заучивать материал в течение двух дней по часу в день, чем в течение двух часов в один день, потому что во время перерыва между занятиями подсознание продолжает закрепление материала в памяти. Экспериментальная психология (по Эббингхаузу и др.) показала, что часть заучиваемого материала забывается очень быстро, но затем забывание идет медленнее. Поэтому вывод: повторение начинайте раньше, чем начнется стадия медленного забывания.

Что нужно оратору в отношении памяти? Конечно, не дословно заучивать всю речь (самое большее – начало и конец), но хорошо помнить основу, составленную из ключевых слов, и подробнейшим образом – причинные связи и контуры замысла.
20. Особенности взаимодействия оратора и аудитории

Оратор и слушатели

Само собой разумеется, оратор уважает своих слушателей. Разве не следует быть благодарным людям, если они пришли только затем, чтобы выслушать вас? Правильное выступление оратора можно описать словами: уверенное и вместе с тем скромное, увлеченное и вместе с тем сдержанное.

Быть заносчивым просто глупо. Ничто не раздражает слушателей больше, чем это. Вспоминаются мудрые слова Монтеня, что даже на самых высоких ходулях мы бегаем на своих ногах и даже на самом высоком троне сидим на собственных ягодицах.

Пусть ваш внешний вид (как и настрой) будет свежим, а ваше состояние – собранным и напряженным, но ни в коем случае не зажатым. Даже самые хорошие речи не удаются утомленному, усталому оратору.

Интонация. Чрезвычайно важно иметь правильную интонацию. Интонация сделает атмосферу теплее или охладит ее. Одна-единственная пауза, один ничтожный акцент могут сделать речь убедительной или уничтожить ее. Важно подчеркнуть основные пункты не только точными формулировками, но и правильными интонациями.

 Начало речи. Не начинайте говорить сразу, как только подниметесь на трибуну. Вы хорошо сделаете, если обведете всех слушателей дружеским, но уверенным взглядом. Этот прием окидывания взглядом является первым возможным контактом оратора со слушателями. Вы должны с самого начала излучать благожелательность. Первое хорошее впечатление, которое слушатели получат, глядя на вас, часто является решающим.

Обращение. Это первый шаг к сближению оратора со слушателями. Контакт между оратором и слушателями устанавливается откровенно и дружески, однако в зависимости от ситуации с преобладанием доверительности или же с соблюдением дистанции. В большинстве случаев используется нейтральное обращение, принятое во всем мире: «Дамы и господа!». Оно уместно всегда, но все же бесцветно. Обращение по возможности должно учитывать состав слушателей: дорогие сослуживцы, уважаемые друзья, дорогие соотечественники, дорогие коллеги». Если слушатели неизвестны, то применимо обращение «уважаемое собрание».

Оценка слушателей оратором

Решающим для успешного публичного выступления является состав слушателей, каким вы его себе представляли при подготовке речи. Ведь вы должны настроиться на слушателей и благодаря этому не допустить ни недооценки их, ни переоценки. Итак, трудность для оратора состоит, прежде всего, в оценке интеллекта своих слушателей. Если что-то оратору как докладчику ясно, слушателю может быть непонятно еще долго. Выступающий должен облегчить его путь к результату, зачастую найденному самим докладчиком в итоге продолжительной работы. Он, может быть, неделю трудился, пока готовил доклад, а теперь хочет, чтобы слушатель все правильно понял и переработал эту массу информации в течение нескольких минут. Оратор должен обеспечить ему возможность сделать это без особого труда.

Позиция слушателей

Нужно всегда ставить себя в положение слушателя, особенно если это речь с выражением мнения. Каковы эти люди, которые меня слушают? Что они думают, что они чувствуют, что они знают, что хотели бы услышать и что я должен им сказать? Будет ли ново для слушателя то, что я расскажу? Или я ломлюсь в открытую дверь? Много ли на выступлении (если оно политического характера) оппонентов? Если мне удастся достойно ответить на подобные вопросы, то речь будет одобрена.

Опыт учит, что если в речи убедительно приведены доказательства, то ей сопутствует настоящий успех, хотя не всех оппонентов удается убедить. Если эта речь заставит их задуматься, публичное выступление частично достигло цели.

О психологии масс 

Известно, что в толпе человек ведет себя иначе, чем когда он один. Даже самый отъявленный индивидуалист поддается гипнозу толпы. В какой момент множество людей становится массой, различно в каждом отдельном случае. Границы подвижны. Но чем больше слушателей, тем раньше они становятся массой. Существуют два принципа, которые определяют поведение людей в массе:

- Масса легче реагирует на эмоции.

- У массы ослаблены умственные способности.

 В массе способность человека к различению ограничена. Он склонен к черно-белым краскам. Вперед выступает инстинктивное и иррациональное. Поэтому речь, обращенная к массам, во все времена была ареной для демагогов всех видов. Они использовали массовые формы внушения и, манипулируя неконтролируемыми чувствами толпы, внедряли свою волю в подсознание людей – зачастую с губительными последствиями.

Оратор, сознающий свою ответственность, также будет настраивать себя на ситуацию речи, обращенной к массе, но он будет существенным образом ограничивать себя практическим применением следующих рекомендаций:

  • Чем больше количество слушателей, тем проще стиль речи (за исключением докладов перед специалистами).

  • Чем больше количество слушателей, тем нагляднее и образнее следует говорить.


21. Система Body Language (язык тела) и ее роль в коммуникации
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconСеминар-тренинг по проблемам биоэтики для журналистов Республики Беларусь программа
День Презентация дистанционного образовательного курса по биоэтике для журналистов стран СНГ
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconРабочая программа учебной дисциплины логика и теория аргументации для специальности 030602 «Связи с общественностью» (СО)
Рабочая программа составлена в соответствии с государственными образовательными стандартами, направления "Логика " специальности...
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconРабочая программа учебной дисциплины логика и теория аргументации для специальности 030602 «Связи с общественностью» (СО)
Рабочая программа составлена в соответствии с государственными образовательными стандартами, направления "Логика " специальности...
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconСтатья 144 ук РФ предусматривает ответственность за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Взаимодействие журналистов и сми с правоохранительными органами является одним из немаловажных аспектов проблемы воспрепятствования,
Взаимодействие журналистов и сми с правоохранительными органами: некоторые проблемы в свете воспрепятствования законной профессиональной...
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconМетодическое пособие по курсу «Основы логической культуры»
Из этого следует, что логика наука. Истина и логика взаимосвязаны. Поэтому значение логики трудно переоценить. Логика помогает доказывать...
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconА. А. Денисов формализм диалектической логики диалектическая логика
Диалектическая логика – это прежде всего логика человеческого мышления на вербальном уровне, т е в формах человеческой речи. Хотя...
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconСтандарты качества информации в сми рекомендации для журналистов Извлечение из Практического пособия для журналистов «сми и выборы в Кыргызстане 2005»
Приведенные ниже критерии качества информации являются далеко не полными. Мы выбрали самые основные критерии, характеризующие качественную...
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок icon«логика» для студентов отделений «Экономика и право» и «Социология» факультета экономической кибернетики Новосибирск 2004 Составитель
Настоящий курс «Логика» читается как курс общей формальной логики гуманитарных специальностей
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconВопросы к зачету по курсу «Логика» для студентов всех форм обучения
Логика и язык. Естественный и искусственный язык. Элементы логики высказываний и логики предикатов
А. А. логика для журналистов; Леммерман Х. Урок iconПоложение о проведении Всероссийского фестиваля юных журналистов
Учредители фестиваля: Лига юных журналистов России, Творческое объединение юнпресс, Тольяттинский Государственный Университет
Разместите кнопку на своём сайте:
kurs.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kurs.znate.ru 2012
обратиться к администрации
kurs.znate.ru
Главная страница